Skip navigation.
Home

2015-Сергей ЖАДАН в переводе Аркадия ШПИЛЬСКОГО

                                        

                                                    

Сергей Жадан – украинский поэт, прозаик, эссеист, переводчик. Родился в 1974 г. в г. Старобельск Луганской области. Закончил Харьковский национальный педагогический университет имени Гр.Сковороды. Автор романов «Депеш мод», «Ворошиловград», «Месопотамия», поэтических сборников «Цитатник», «Эфиопия» и др. Литературные произведения Сергея Жадана получили многочисленные национальные и международные награды, были переведены на тринадцать языков, сделав автора одним из самых известных украинских писателей. В октябре 2015 г. за книгу «Месопотамия» награждён ежегодной премией «Ангелус», которая вручается лучшему автору из Центральной Европы.


                                         *  *  *
Мне, наверное, не передать всё это словами.
Даже не знаю, что это – гнев или радость.
Я б хотел, оглянувшись, увидеть ночь в зарницах и с чудесами.
Но чудес не бывает, поэтому я не оглядываюсь.

Просто нужно теперь набираться терпения и сил.
Всё закончилось. И мы в большинстве остались.
Просто весь этот мир не может в себя вместить
такого количества боли, такую безмерную жалость.

Истощённые сумерки, раздраи твои по утрам,
согласные твоего шёпота, настоянные на алкоголе.
Умелый врач знает средства для любых ран.
Время, данное нам, вылечит любые боли.
Сколько б могло скопиться голосов над рекой,
сколько ночного воздуха, сколько тепла в траве.
Только чёрта с два – я не вынес с собой ничего:
всё осталось там, в нескончаемом сентябре.

Время собирать вещи, время возвращать суммы.
С кем хотел – согласился, с кем успел – попрощался.
Пустые лёгкие, как пустые трюмы –
столько места для радости, столько места для счастья. 

                      *  *  *
Золото на воде,
а огни отделяет река.
Все твои радости отсюда и слёзы.
Речь твоя всякий раз сдержанна и горька,
стоит лишь нам оказаться порознь.

Расстояние, что стои́т между нами стеной,
действительно кажется непреодолимым.
Но, по крайности, если ты говоришь со мной,
ты в это время не говоришь с другими.

Если хотя бы ты слушаешь и не сердишься,
или напротив – когда замолкаешь и плачешь,
можно не волноваться насчёт твоего сердца,
что и впредь остаётся участливым и щемящим.

Можно не пугаться и не паниковать,
и не проверять, работает ли оно и далее,
ведь трудности, когда ты слушала мои слова,
были всегда недолгими, и сомнения отпадали.

Можно хоть чуть-чуть быть за тебя спокойным,
хоть на миг добиться равновесия и понимания,
слушать твоё сердце, остающееся непокорным,
принимающее на себя любовь и внимание.

Видишь, как рушатся все доводы шаткие.
Вот и действуй по вере, держись за удачу.
Расстояние – единственное, что мешает нам.
Расстояние – единственное, что ничего не значит.

                            *  *  *
Ночь – это дышащий тёплый зверинец,
спят в темноте все твари и птицы.
Чистит оружие пехотинец,
чистит – парнишке ночью не спится.

Чистит его и бормочет проклятия
скупыми словами, как в телеграмме.
Сердцу тепло от серебра распятия,
подобранного в православном храме.

Слышатся дождь и грома раскаты,
сосны шумят с осужденьем кому-то.
Не выпускает из рук автомата,
чистит его, как церковную утварь.

Верит, что другом он ему станет,
протащит сквозь рвы и водовороты,
где-то в душе, на донышке самом,
разбудит удачу, которой прикроет.

Только во сне лепетали бы дети,
чтоб в вышине этой странною ночью
мирно висели над ними планеты –
выжить, аж до смерти, хочется очень.

Видит он жизнь в каждом предмете,
даже в руинах домов на отшибе,
делает всё, ускользая от смерти,
делает всё – отвести бы погибель.

Чисти, чисти, готовься к охоте,
что ожидает тебя сегодня.
Смерть, как щенок, от него не отходит.
Дивны дела эти,
дивны, господни.

ШПИЛЬСКИЙ, Аркадий, Ньютаун, шт. Пенсильвания, США. Родился в 1949 г. в Киеве. Закончил Киевский политехнический институт. Работал в научно-исследовательских центрах СССР и США. После эмиграции в 1992 г. специализируется в области биостатистики. Подборки переводов опубликованы в журналах «Слово\Word» и «Вестник Пушкинского Общества Америки».