Skip navigation.
Home

Александр МЕЛЬНИК, г. Льеж (Бельгия)


Поэт.  Родился в 1961 году в Молдавии. На Западе с 2000 года. Председатель оргкомитета Международного поэтического конкурса «Эмигрантская лира». Публикации в поэтических сборниках и альманахах. 

2013-Мельник, Александр

                                     ВЕРА

Хорошо рассуждать о прошедшем, живя в настоящем,
только то, что вчера не нашли, мы лишь завтра обрящем.
Слово «опыт» насмешливый внук превратит в «опа-на!» –
днем ходил с фонарем, а в кармане пустая мошна.

В парке тропы усыпаны трупами тлеющих листьев.
Это осень, а в пасмурный день не до поиска истин.
Остается лишь верить, что летом всё будет о’кей,
что, вскочив на светило, поскачет по кругу жокей.

Это в школе скатаешь у Верки ответ – и четверка,
а старуха с клюкой не поверит в твои отговорки.
Если точных решений проблемы найти не дано,
значит с верой, как с верною Веркой, дружить суждено.

Я задач не боялся – решал их, считал варианты.
Со шкафов с укоризной глядят на меня фолианты,
но к премудрости их я давно потерял интерес,
потому что читаю лишь искры в глазах поэтесс,

потому что лишь вера – в любовь ли, в судьбу или в Бога
мне подскажет мистический смысл моего эпилога.
Я куда-то забросил напрасно светивший фонарь.
Буду мудрым ребенком разыскивать выход – как встарь.


                       БАЛАНС

Беспощадна цифирь, как над ней ни глумись –
сальдо-бульдо твое неприглядно на диво,
но тянись вопреки тяготению ввысь,
и, в балансе долги посчитав за активы,
неуемной душой излучай оптимизм.

Пусть узнает Чак Норрис, насколько ты крут,
пусть Рокфеллер поверит, что ты не в прогаре.
С каждым годом всё выше заводит маршрут...
Хоть шаром покати в опустевшем амбаре,
только сальдо баланса подводят не тут.



                        *   *   *
Редкая мысль долетит до середины строчки
после рутинных галер от шести до шести.
Бахус посудой звенит, забвение прочит –
знает про птицу в небе и хвост в горсти.

Свалишься во хмелю в прокрустово ложе
совести и улетишь далеко-далеко,
туда, где ни птиц, ни галер, где ничто не гложет,
где снайпер стреляет, а пули летят в молоко.

Танат стучится в двери, бесцеремонно будит.
Внутренний голос пытается что-то сказать,
но не понять ни слова. Входят какие-то люди –
не разглядеть сквозь слипшиеся глаза.

Остро всей кожей почувствовав жгучее тело
жены, повернешься к теплу, воспрянешь на миг,
по-звериному вспыхнешь, и всё – жизнь пролетела,
осталась лишь ночь, переходящая в мунковский крик.

              ДЕСТРУКЦИЯ

Давным давно озвучен приговор –
деструкция с отсрочкой исполненья.
Уж лучше б Хронос выстрелил в упор,
чем распадаться каждое мгновенье.
Струится ночь, волнующе журча,
но не видать красотки с коромыслом.
Лежишь и ждешь прихода палача,
не видя в жизни никакого смысла.
Как ни крути, семь бед – один ответ.
Не вечно от кота скрываться в норке, 
но бьется мысль отчаянно в подкорке
о том, что в смерти тоже смысла нет.

                ОТРАЖЕНИЕ

Кто ты, странник, глядящий пристально
из зеркальной мглы на меня –
воин света, идущий к истине,
или всадник Судного дня?

Прямо с юности – в преисподнюю
по намерениям благим
ты спускался, волей свободною
и неясной целью гоним.

Усыпленный голосом вкрадчивым,
так и шел – до адских котлов.
Сколько сил напрасно растрачено, 
сколько сказано лишних слов!

Не иначе как для прозрения
в нос ударил запах смолья…
А потом – подъем и парение
над соблазнами бытия,

над Эдемом чужой сторонушки.
Жизнь, подлей винца рифмачу,
ведь осталось – капля на донышке…
Бог еще ведет по лучу,

но уже сигнал о снижении
мать-сыра земля – за бугром! –
шлет зеркальному отражению
зла, повергнутого добром.

                   *   *   *
Народ не промах и король не плут
в стране, где днем отсыревает порох,
где пахнут грустью черные соборы,
как дом во глубине сибирских руд,
откуда я столетие назад,
махнув рукой на рухнувшие планы,
приехал в этот рай, а может – ад,
где правят бал дожди и доберманы.

Я верил в то, что перемена мест
слагаемых в момент изменит сумму,
что местный Симон понесет мой крест, 
чтобы помочь пришельцу-вольнодуму,
влюбившемуся в трели синих птиц,
но оказалось – жизнь и тут не сахар,
и если бы я не был вертопрахом,
ушел давно бы в мир микрочастиц.

Приехав от станка и от сохи,
я должен был не сочинять стихи,
а день-деньской настырно-бесшабашно
царапать плугом борозды на пашне.
Читатель, ты с метафорой знаком –
конечно, это в переносном смысле.
Чтоб не растечься тут по древу мыслью,
признаюсь в двух словах – пишу тайком,

лишь между делом – добывая хлеб
в обмен на водянистые мозоли,
в стихи порой вкрапляя ширпотреб
исчезнувший, но дорогой до боли –
пломбир, чекушку, пряную селедку,
мечты и дулю с маком посередке.
От сплина лечит русский магазин,
в котором кассой ведает грузин.

Чтобы улучшить свой метаболизм
и не считать барашков до рассвета,
я заглушаю в корне пессимизм.
Сказать по правде – ерунда всё это:
пространство и набор координат.
Важнее время, данное на вырост –
душе предписан вечный променад.
Коли свинья не съест и бог не выдаст.

                                       Когда-нибудь...

Когда-нибудь на склоне лет, устав от песни комариной,
ты потихоньку включишь свет и хлопнешь изверга холстиной.
С ритмичным тиканьем часов Морфей пришлет успокоенье,
но вдруг щемящий душу зов извне раздастся на мгновенье.
Очнувшись, ты шагнешь к окну и отодвинешь резко штору.
Я с неба гулко громыхну тебе о тамошних просторах,
промчусь по кронам ветерком – огонь и лед в одном флаконе,
воробышком – одним броском слечу с ольхи на подоконник,
сухим листком прильну к стеклу, затрепещу не понарошку,
и снова возвращусь во мглу – ждать света в дремлющем окошке.


МЕЛЬНИК, Александр, Льеж, Бельгия. Поэт. Родился в 1961 году в Молдавии. На Западе с 2000 года. Публикации в поэтических сборниках и журналах девяти стран. Сб. стихов: «Лестница с неба», 2010; «Метаморфоза», 2012. Президент ассоциации «Эмигрантская лира», организатор Всемирного поэтического фестиваля, международного поэтического интернет-конкурса, выездных поэтических вечеров. Редактор литературно-публицистического журнала «Эмигрантская лира».