Skip navigation.
Home

Елена ЛИТИНСКАЯ, Нью-Йорк


Поэт, писатель переводчик.  Родилась в Москве. Окончила МГУ. В США с 1979 г. Автор книг: «Монолог последнего снега»,1992; «В поисках себя», 2002; «На канале», 2008. Публикации в периодических изданиях и альманахах Москвы, Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии. Основатель и президент Бруклинского клуба русских поэтов.

2011-Литинская, Елена

      ПРОЩАЛЬНАЯ ГРОЗА

Осенняя прощальная гроза
ветрами, как волками, завывает.
И ветками опавшими стучит
по беззащитной хрупкости окон.
А я, любимый мой, твои глаза 
и руки постепенно забываю.
Крещением в сентябрьской ночи 
омытая, распалась связь времен.

Осенняя прощальная гроза
дарует долгожданную прохладу.
Крылатою судьбою залетит
в гостиную сквозь битое стекло.
И буреломной ярости, что за
окном, я, проливая слезы, рада.
Прости меня и просто отпусти
из ночи в день. Светает... Рассвело.


             ПАМЯТИ  Л.Л.

Был полон зал. Читала я стихи.
Вдруг ты впорхнула яркой птицей белой.
Умолкла я, споткнувшись о стихий-
ность твоего прилета. Не сумела б

я так по-королевски опоздать.
Букет цветов как дар и искупленье
греха. «Привет, подруга!» Жест и стать
кинозвезды. На миг мой зал – твой пленник.

Не знали мы, что был прощальным взмах
крыла. Ты жить умела и любила!
Улыбками стреляла, а сама
уже навеки в мыслях уходила.




          НОЧНАЯ МЕТЕЛЬ

Снег упрямо валит и валит
с необъятного черного неба.
Всё прошло. Ни морщины гнева.
Я – спокойствие каменных плит.
Я устала искать черепки
на раскопках нашего детства.
Снег идет. И некуда деться
от щемящей снежной тоски. 
Стихни, вьюга, замри, приглуши
свой невидимый адский оркестр.
И печаль мою болью не пестуй,
и светилам мерцать разреши.

      НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО 

Включаю компьютер. Уже почти
набрала адрес твоей электронной почты...
Прошу тебя, скорее прочти
мыслей моих дистанционный почерк.
www.небеса, точка.

Напиши сам пару избитых фраз...
Поздравь меня, ну хоть с Новым годом!
Сколько прошло лунных фаз
с тех пор, как ты получил свободу
и концы – в землю, не в воду?

Пришлось мне отказаться от прав
на твою заблудшую душу.
Он смертию смерть поправ,
а ты – жизнию жизнь разрушил.
Вокруг меня голоса всё глуше.
Спряталась от мира куколкой в кокон,
но бабочкой, видно, уже не взлетела б.
Как вернуть мне то лето в Поконо,
жаркое температурой твоего тела?

В окне на голубом листе вот оно –
письмо от тебя – облаков мелом...


            СТАРЫЙ ДОМ

        Вот дом, который построил Джек...
                                                         Р. Бернс

Вот дом, в котором мы жили тогда.
Отдаю себя былому в дань я.
Мой рай потерянный, моя звезда,
безымянная в мирозданье.

А вот подъезд. За десятки лет
перевидал немало ног он.
Третий этаж. Чужой свет
уютом дразнит из моих окон.

А вот skylight, откуда Бог
завидовал нашей любви безбожно.
Зависть – смертный грех и порок.
Он – Всевышний. Ему можно.

А вот задний двор, где ты привечал
гостей пивком и гитарной дрожью.
Одни прочный нашли причал.
Других уж нет, и тебя тоже.

А я осталась. Живу пока,
urbi et orbi  малознакома.
И гонит, гонит меня тоска
в зыбкое прошлое к старому дому.


                    *   *   *
В сентябре не цветут одуванчики.
Ну, а этот, какой-то чудной.
В ярко желтом стоит сарафанчике,
перепутав сентябрь с весной.

Я и он позабыли о времени.
И дана нам великая власть
возвратиться в апрель. Только демоны 
из-за туч усмехаются всласть... 
 

         СВЕТОТЕНИ ДУШИ 

Много лет прошло. Только память
грузом времени не сокрушить.
Я израненными стопами
в лабиринте твоей души

все блуждаю. Менял ты личину
маскарадно – то ангел, то бес – 
в очередности беспричинной
мизансцен, монологов без.

Божий промысел: ада иль рая
удостоить двуликую жизнь.
На картине былого играют
Светотени твоей души.

                РАССВЕТ 

Чуть слышны чаек голоса.
Рассвет, как паутинка, тонок.
И солнце – ласковый ребенок –
На мир из облаков-пеленок
Таращит желтые глаза.

Касаньем легким холодит
ступни песок, остывший за ночь.
Стальной красавец Верразано
меж берегов завис тарзанно.
За горизонт ушли дожди. 

Вчерашнего костра зола – 
пикник, размытый океаном.
«Две тысячи десятый anno». 
Звучит значительно и странно.
Кто б мог подумать! Дожила.

Бреду вдоль берега. Волна
игриво дразнит. Вспоминаю
прогулки в том далеком мае.
Своею волею Даная 
в минувшее заточенá...