Skip navigation.
Home

Джорджина Баркер

 Джорджина БАРКЕР родилась и живет в Бристоле, Англии. В 2011 году с отличием окончила Оксфордский университет по специальности «русский и латинский языки». Изучает русскую литературу в магистратуре Бристольского университета. Недавно начала писать стихи на русском языке, который изучала в том числе в Воронеже.  Стихи издавались в сборнике "Язык, коммуникация и социальная среда, вып. 8" (Воронеж, 2010). 

2011-Баркер, Джорджина

СОН.     А.А.А.

Она подняла на меня глаза.

Не толстой, усталой, настрадавшейся
старухой, – почему она мне снилась 
такой, а не в том, более знакомом
виде, по-королевски  гордой красавицей, –
я не знаю, может быть, такой она
была ближе к моим временам, 
более ведаемой – отпали
тяжелые годы, с первого ее
изменчиво темно-морскоглазого
взгляда из-под тяжелых век, навстречу
моему пугливому, нерешительному 
зелено-сероглазому взгляду.
В стихах
я слышала ее беззвучные слова,
за бесконечное мгновение, пока 
глаза к глазам, сердце к сердцу, 
мы были прикованы друг к другу:
"Вы выдумали меня. Такой на свете
уже нет, быть не могло, не было."
Я чуть кивнула, не увидев 
с ее стороны ожидаемого
пренебрежения к себе, и потом, для меня
одной, – чуть видное шевеление губ
выразилось на лице, смягчая
его прямые, суровые черты –
острые скулы, незавитую челку,
как зубчатая стена, поперек лба,
зоркий, всеведающий орлиный взор, 
гордо протыкающий меня насквозь, 
горбатый, столько повидавший, орлиный нос, 
согнувшийся, чтобы  не сломаться,
поклонившийся, чтобы не покориться, 
под тяжестью, произволом быта.
Тогда я поняла, что я к ней пришла 
как домой.
Ее улыбка раскрепостила мой голос, 
светлый шар открылся, обнимал нас с ней:
я осмелела; бесстишные дни закончились,
с этого момента появились мысли и слова.
"Позвольте мне, хоть мимолетно, быть
Вашей тенью, отблеском, сестрой в зеркале,
и, пожалуйста, будьте Вы частью меня,
моим эхом, голосом моей сороки, 
блестящим ворованным сокровищем, 
музой моих стихов".
Не отводя до боли взыскательный взгляд, 
сказала она: "Вам выбирать свой путь.
На нем Вы вольны; не мне Вас учить".
Но всё-таки она! – Она со мной,
и творчество возможно, хотя только
во сне.
Моя ночная встреча, –  в сиянии сна, 
у сновидного поэта 
вспыхивала в глазах идея – 
должна кем-то, кем-нибудь быть воспета.
"А это Вы можете описать?"
Я трепетала. "Попытаюсь".
Она твердила. "Можете".
Я творила. "Могу".
Выбранный, прямой путь увел ее вдаль,
неведомо куда,
от сна во мне остались
образ,
слова,
голос.
Она.
Она.
Анна.

                          A.A.A., чьи стихи были вторыми
                          (после пушкинских), которые я читала по-русски,     
                          спасибо Вам!