Skip navigation.
Home

Виктор ФЕТ, г.Хантингтон, Западная Виргиния.

Виктор Фет

ФЕТ, Виктор Яковлевич, г.Хантингтон, Западная Виргиния.
Поэт, биолoг. Родился в 1955 г. в Кривом Роге. Эмигрировал в США в 1988 году. Книги: «Под стеклом», 2000; «Многое неясно», 2004, «Отблеск», 2008. Публикации в журналах и альманахах: «Литературный европеец», «Мосты», «Встречи», «Побережье», «Альманах поэзии» и др.

2014-Виктор ФЕТ

В БЫЛЫЕ ВРЕМЕНА

В былые времена, когда
у человечества звезда
была всего одна,
существовали страсть и грусть,
и книги знали наизусть
в былые времена.

В чужие эти времена
стояла вечная война:
без отдыха и сна
сражались насмерть короли
за выжженный клочок земли
в былые времена.

Звезда светила в облаках,
но в полумертвых языках
был вычерпан до дна
тот плодородный, древний ил,
что нас от звездных бурь хранил
в былые времена.

Еще имелись имена;
слова имели племена
для хлеба и вина,
слова для ячменя и ржи,
слова для истины и лжи
в былые времена.

Их создавал плененный дух,
их узнавал врожденный слух,
и плакала струна
на дне едва возникших душ,
в пустые дни, в большую сушь,
в былые времена.





У БЕРЕГОВ

Я проехал долиной реки,
где родился полвека тому;
по периметру там пески,
разбегающиеся во тьму,
или рифтовые долины,
где водился индрикотерий,
да разрозненные руины,
от которых курится дым.
Нас учили, что для империй
доступ к морю необходим.

Но пока они суть постигнут,
мир по-своему переделав,
ты в пустыне не будь застигнут
расширением их пределов.
Ведь они зачерпнут шеломом
и омоют свои штыки
у развалин, что были домом
возле устья моей реки,
где устраивались пикники,
где играли спектакль потешный
и где песня моя звучала,
где корабль отошел поспешный
от обугленного причала.



РАЗМЫШЛЕНИЕ
 
                                   Г. Г. Г. 
У пространства-времени
нету рода-племени.
 
Простирается оно,
пустоты своей полно,
сквозь поля просторные,
через дыры черные.
Километры или дни
нигде не кончаются,
а с расстояния они
и не различаются.
 
В этой тьме пустой и праздной,
исчисляя вечность в днях,
мы пылинкою прекрасной
прилепились на камнях,
и под разными углами
мы разглядываем пламя
холодеющих высот,
то ли нас пространство губит,
то ли время нас не любит,
то ли разум чушь несет.
 
И ни Лейбниц, ни Спиноза,
ни поэзия, ни проза,
не ответят на вопрос –
как довольствоваться миром,
где живут вином и сыром,
где растят лозу и коз?
 
Нам бродить по этим чащам,
нам прикладываться к чашам
в непрошедшем настоящем,
в продолжающемся нашем,
где игрушкою отменной
для взыскующего вида
дан познания Вселенной
дар, не требующий гида.

  СОНЕТ
 
Природы бешеный замах,
ее рубидий и дейтерий
дают завышенный критерий
в неоперившихся умах.
 
Настала эра суеверий:
не стало в наших закромах
ни романсеро, ни мистерий,
ни Гекторов, ни Андромах.
 
А я пишу свои сонеты;
их строчек ломкая слюда
и кажущиеся сюжеты
 
дают спокойствие, когда
все остальные песни спеты,
а мир стремится в никуда.
 
 
ЛИСТ

Я говорю, что лист – резной,
ты говоришь, что лист – зеленый,
не соглашаешься со мной.
В долине, светом напоенной,
у самого подножья гор,
на фоне гаснущего лета,
я думаю, что этот спор –
не ради формы или цвета.
 
Через миллионы лет
потускнеет всякий цвет,
но прочтут в краю ином
свет волны в листе резном.
Все, что было, все, что есть,
формирует нашу весть.
Через пропасть, через край
руку дай, надежду дай.

ПОДСТРОЧНИК

Что, если наш первоисточник
Нарочно создала природа,
Как ученический подстрочник
Несделанного перевода?

И сила чуждая, немая
Его спасла в пылу сражений,
И мы живем, не понимая
Его склонений и спряжений.

Мы ожидаем дня и часа
В бедламе шума и сигнала,
Но нет словарного запаса
На языке оригинала.



БЕРЕГ

Бархатный занавес ночи
звездною пылью покрыт,
горы стоят у обочин,
темное море шумит.

Люди и звери, и птицы,
волны, и нечет, и чет,
определяют границы
мира, где время течет.

Здесь, у приморской дороги
из незапамятных дней,
где позабытые боги
прячутся между камней,

Пыльными танцами лета,
снежным узором зимы,
связаны скоростью света,
медленно движемся мы.


ФЕТ, Виктор, Хантингтон, Западная Виргиния.  Поэт, биолoг.  Родился в Кривом Роге.  Эмигрировал в США в 1988 году. Книги:  «Под стеклом», 2000; «Многое неясно», 2004; «Отблеск», 2008. Публикации в журналах: «Новый Журнал», «Литературный европеец» (Германия);  в альманахах: «Встречи» и «Побережье» (США)  и др.