Skip navigation.
Home

Павел Голушко

ГОЛУШКО, Павел, Стокгольм. Белорусский и шведский литератор. Родился в Минске в 1967 году. В Швеции с 2009 года.  Автор книг поэзии и прозы: "Одиночество", 2008;  "Когда я вернусь...",  2009; "Уходя за горизонт",  2009;   "Шведский Дневник, или Записки путешествующего поэта",  2001; "Квартет", 2008 (соавтор). Член Союза писателей Швеции.

2012-Голушко, Павел

  ШВЕЦИЯ

Вьется над домами желтый крест на синем фоне,
его чуть задевает крылом пролетающая чайка.
Строй корабельных сосен гордо смотрит вдаль,
на вечную гладь моря, которую бороздят корабли.
След от корабля, привлекателен, но живет недолго,
как пушистая полоска в небе оставленная самолетом,
поэтому редко пишут о нем романтики…
Открыточный пейзаж северной страны,
радующий глаз рядового туриста.
Остальные сюжеты – это жемчужины, 
рассыпанные по земле,
из порвавшихся бус Снежной Королевы.


ЛЕТО В ГЁТЕБОРГЕ

Жизнь черпает сюжеты из липкого воздуха дня.
Жара. На улице играют музыканты
«симфонию уходящего лета».
Потный художник, сидя на земле,
рисует картины баллончиками с краской.
Тают время и деньги, и кони полицейских
медленно перебирают копытами жар
плавящегося асфальта, с тоской взирающего
на фонтаны, медленно льющие 
испаряющуюся воду в дрожащее марево,
перемешанное с волнами косметики
улыбающихся шведских дам.
Крики чаек превратились в стоны,
и пена каналов пытается изобразить 
облака на отраженном небе.


ТВОИ ЛЮБИМЫЕ КАНАЛЫ ЗАМЕРЗЛИ...

 Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
 Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
 За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
 Мне пора уходить. Ты останешься после меня...
                                               Иосиф Бродский


Твои любимые  каналы замерзли, цветы на могиле покрылись
инеем… ответь, почему это происходит и печаль в стихах называет
себя твоим именем?.. К тебе пришла русская зима, ты ведь так
и не вернулся к ней. Бездомные псы удивленные сходят с ума
в круговерти невостребованных дней. К тебе пришли бы даже горы,
услышав слова, звучащие в музыке, сквозь туманные просторы
капризного моря и с едва ощутимым привкусом дыма на языке…
туманы запомнили тебя, сохранив силуэт, мосты и улочки берегут
звук твоих шагов… Ветер уносит перины облаков, Поэт,
твоих задумчивых пепельно-серых тонов…  
а девчонка поет под гитару –
как легко ей теперь, и  звук ритмично мелькающих ладоней сквозь
суету ночных потерь, сквозь толщу всех захлопнутых дверей
в том городе, где снегопад скрывает всю влюбленность площадей,
в городе, хранящем свой секрет в златой короне.