Skip navigation.
Home

Виталий АМУРСКИЙ, Франция

Виталий Амурский 

Поэт, эссеист, критик. Профессиональный журналист. Окончил филфак МОПИ, получил диплом DEA в Сорбонне. Родился в 1944 г. в Москве. На Западе с 1972 г. Автор книг: «Памяти Тишинки», 1991; «Запечатленные голоса», 1998; «СловЛарь», 2006; Сборники стихов: «Tempora mea», 2004; «Серебро ночи», 2005; «Трамвай "А"», 2006; «Земными путями», 2010. Публикации в журналах : «Дети Ра», «Звезда», «Крещатик», «Новый журнал» и др. Лауреат премий журналов:«Футурум aрт» ( Москва ) в номинации «Поэзия» за 2005 год, «Литературный европеец» ( Франкфурт-на-Майне ) за 2009 год.

2012-Амурский, Виталий

*   *   *
                                Брату, в никуда

В голове туман, как зимой в Венеции,
Где туристов меньше, чем голубей на Сан Марко,
Только рюмкой, брат, не согреться нам,
Не послушать, как всхлипывает шарманка
На мостовых чужих, под чужими окнами, 
Провожая гнилое лето... 
Ах, Женя, Женя! Лишь плечо и твой голос около,
От печали мне – амулеты.


                 ЦОО

Из цикла «Между книгой и пеплом.
Берлинская тетрадь»


Лампы. Металл. Zoo. 
Соло свистка кондуктора.
Локомотива соло   
В сводах ветром продутых.

Не для бесед этот
Гулкий вокзал – зверинец,
Разве что только с эхом.
Эхо не изменилось.

Sprechen Sie Deutsch?
Sprechen...    
Речи чужой ночь
Рядом проходит эхом.




ПРИПОМИНАЯ  МАЛЕЕВКУ

Предзимняя пора, укромные углы
Осваивают опытные мыши,
Чьи шорохи доносятся из мглы
То явственней,  то глуше, тоньше, тише.

В часы такие перышком скрипеть,
Как в позапрошлом веке или в прошлом, 
Благодарить закатов ранних медь
И глухомань, в которую заброшен.


*   *   *                                  

Обнаженными ветками
Яблоня перебирает
Струны дождя 
                                                         
Банку от пива
Ветер загнал
Под скамью

Юность моя
Желтеет
Вырезками из газет


БЕДА

Крымск и «Курск» – как схожи названия! 
И черна вода, что без дна, 
И беда, как гостья незваная,         
Тут и там – одна. 

Крымск и «Курск» – слезою единою
Прошибают эти слова.           
Ах Россия, куда же, как льдина,
Ты уносишь себя сама?.. 
Июль  2012



МЫСЛЕННЫЙ МОНОЛОГ 
У ПАМЯТНИКА МАЯКОВСКОМУ В МОСКВЕ


Ни хлеба чужого, ни соли даром
И я не искал, не спрашивал.
Трудился, был солидарен
Со всеми себя изнашивающими,

К станкам и на службу спешащим чуть свет
В метро и в автобусах тесных,
От отроческих до преклонных лет      
Не знавшими манны небесной.
                                                                         
Нувориш сегодня о них: «Голытьба!»
И – к власти поближе движется. 
Мне ж тошно от тех, чья кровь «голуба» –
От Михалковых и иже с ним.    

Смешна и чужда постсоветская знать
Со всем и во всём подлогом.                                                    
Иною Россию хотел бы я знать,
Да вот, перестройка – боком!
                                                
Ах, Чичиков, ловкий российский бес,
Легко ли болтать с невеждой? 
Удобнее брички твой «Мерседес»,
Но души мертвы, как прежде. 

И, глядя на твой силуэт вдали,
Об этой стране теперь я
Скажу откровенно: – Господь, не дари 
Так много ей мук и терпенья!

Уэллсу она представлялась во мгле,
Джон Риду – в знаменах алела…
Всё было! – взлетала она и на дне,
Как Китеж, веками немела.




В Гулагах училась поклоны не класть,
Травила себя алкоголем,
Чужих опасалась, своих береглась,
Искала в изгнаниях воли...                                                                                                  

Да будет однажды и вправду светла
Судьба ее, если ж по-Божьи,
То лучшее сделают только метла
И мусорный ящик... побольше!




*   *   *

Какие шутки иногда подносит жизнь,
Соединив спонтанность чувств и разум,
Когда печали молвив: «Отвяжись!»,
Ты сам к ней еще более привязан.   

Как удивительно, листвою шелестя,
Идти по скверу думая, допустим, 
Что встречу отменить никак нельзя,
Но знать уже, что место встречи  пусто.