Skip navigation.
Home

Александра Смит

СМИТ, Александра (Alexandra Smith), Эдинбург. Родилась в 1959 году в Ленинграде. В 1980 году окончила ЛГПИ им. Герцена. Переехала в Лондон в 1983 году. Окончила аспирантуру Лондонского университета в 1993 году  по специаль-ности "Русская литература". Литературовед, переводчик и поэт. Профессор - Reader Эдинбургского университета, преподает русскую и сравнительную литературу. Автор двух книг – "Песнь пересмешника: Пушкин в творчестве Марины Цветаевой", 1994, 1998; "Монтажирование Пушкина: Пушкин и отклики на модернизацию в русской поэзии 20-го века", 2006. Автор многочисленных статей по Пушкину, русской и европейской литературе и культуре 20-21 веков.

2012-Смит, Александра

                       КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ…

На вопросы литературоведа отвечает поэт Дмитрий БОБЫШЕВ  


 

Александра Смит.  Как Вы думаете, достаточно ли хорошо представлена история Вашего  поколения в постсоветской России? 
Дмитрий Бобышев. Если считать моим поколением тех, чье детство прошло при Сталине, юношеские дебюты состоялись при Хрущеве, а молодая активность пришлась на правление Брежнева, то эта история еще пишется. Прежде всего, хочу заметить, что нас неверно называют «шестидесятниками» по аналогии с предшествующим веком. Это очень неудачное наименование. С базаровыми и со смазными сапогами разночинцев, пошедших за 100 лет до нас в литературу и в революцию, мы не имеем ничего общего даже в цифрах. Мы начинали в середине 50-х, а по-настоящему развернулись в 70-х и 80-х. А в 60-е годы дейстовали другие – официально признанные или полупризнанные советские либералы (Евтушенко, Вознесенский и пр.), с которыми мы резко межевались. Так что эта метрическая линейка совсем неприложима к литературе.
    Несмотря на запреты и препоны советских властей, неофициальная литература оказалась живучей и непокоренной, и она теперь свободно размещается в истории. Есть уже справочные материалы, которые частично вбирают в себя сведения о моем поколении и дают некоторые предварительные оценки – например, пособия, составленные В. Террасом на английском или В. Казаком на немецком и русском языках. Позднее на русском вышла энциклопедия «Самиздат Ленинграда» (коллектив авторов-составителей под ред. Л. Северюхина). Я сам участвовал в подобном издании: «Словарь поэтов Русского Зарубежья», где составил раздел «Третья волна».    Были в свое время изданы двуязычные (русско-английские) сборники стихов поэтов поздне-советского поколения под редакцией Дж. Лэнгланда, Дж. Смита, Дж. Кейтса. Вышли более полные антологии на русском языке (например, «Строфы века» Е. Евтушенко и Е. Витковского, «Поздние петербуржцы» В. Топорова и М. Максимова, или «Сумерки Сайгона» Ю. Валиевой), где отдельными текстами представлены мои сверстники. Начали выходить собрания сочинений и биографии тех, кто наиболее прославился и, увы, закончил свой жизненный путь. Но до сих пор, к сожалению, наиболее полным сводом материалов на эту тему остается эпатажная и недостоверная антология «У Голубой Лагуны» 
Г. Ковалева и К. Кузьминского.
    Добрым словом надо помянуть западных славистов, европейских и американских: Д. Хастад, Б. Хелдт, Э. Лайго, М. Розен и многих других. Они нас не забывают: начиная с самых глухих доперестроечных лет, выходили и продолжают выходить их статьи, книги и диссертации о литераторах моего поколения. К этой теме обращены теперь и российские литературоведы. Вот позднейший пример: книга очерков «Петербургская поэзия в лицах», где я хотел бы отметить с благодарностью статьи А. Арьева.
    И, наконец, остается еще один способ воздействовать на людскую память: написать свою личную версию былых событий – воспоминания. Мемуарная литература о нашем времени уже сейчас довольно обширна, и я внес в нее свою лепту. Первые два тома моей трилогии под общим названием «Человекотекст» вышли отдельными книгами в Москве, третий том целиком опубликован, из номера в номер, в журнале «Юность».
    Я начал мой ответ с утверждения, что история нашего поколения еще пишется. Но все эти перечисления выглядят так, что она в общих чертах уже обозначена.

А.С. Есть ли у Вас преемники, читатели и  почитатели?
Д.Б.    Мне даже странно было бы представить моих «преемников», потому что я ведь не был главой литературного направления, не выпускал манифестов и отнюдь не являлся бесспорной фигурой. Но если кто-то из молодых поэтов найдет плодотворные идеи или подходящие художественные приемы в моих сочинениях, то ради Бога, пусть ими пользуется и их развивает.
    Почитатели бывали, и порой довольно устойчивые. Я их очень ценю, особенно, когда они высказываются печатно.
    Должен быть, конечно, и читатель у моих текстов, как у всякой письменной продукции, но читатели в целом представляются мне молчаливым расплывчатым облаком. 

А.С. Что бы Вам хотелось увидеть в современных учебниках и антологиях о Вас и Вашем поколении?  
Д.Б.  Об этом я не задумывался. Но, может быть, этого пока и не надо. А когда придет время, нужно будет вспомнить демократический принцип хрестоматий, когда в первую очередь отбирались выразительные тексты, а не фигуры.

А.С. Есть ли какие-то тексты, которые, на Ваш взгляд, не должны быть забыты?
 Д.Б. Да. Я хочу, чтобы мои «Русские терцины» читались и перечитывались, – ведь они задуманы как психоанализ нашего «Мы».                                     
   Эдинбург – Шампейн, Иллинойс 
                       24.12.2012
 



СМИТ, Александра (Alexandra Smith),

Эдинбург. Родилась в 1959 году в Ленинграде. В 1980 году окончила ЛГПИ им. Герцена. Переехала в Лондон в 1983 году. Окончила аспирантуру Лондонского университета в 1993 году  по специаль-ности "Русская литература". Литературовед, переводчик и поэт. Профессор - Reader Эдинбургского университета, преподает русскую и сравнительную литературу. Автор двух книг – "Песнь пересмешника: Пушкин в творчестве Марины Цветаевой", 1994, 1998; "Монтажирование Пушкина: Пушкин и отклики на модернизацию в русской поэзии 20-го века", 2006. Автор многочисленных статей по Пушкину, русской и европейской литературе и культуре 20-21 веков.