Skip navigation.
Home

2016-Сергей КАРАТОВ К 70-летию со дня рождения

             К ДРУЗЬЯМ

Сканирую огромную толпу,
И никого знакомого не видя,
Я не останусь дома, сиднем сидя.
На город я 
                 нисколько не в обиде:
К своим друзьям я проложил тропу.

Улыбкой Гоголь мне развеет скуку,
И с Пушкиным я за одним столом.
Есенин – 
             златоглавый Аполлон –
Ответит мне поклоном на поклон,
И вежливо мне Блок протянет руку.

Размениваться грех на медяки...
От них всегда бывает много каверз.
Но в истинных друзьях я не раскаюсь!
Так Данте, 
                в преисподнюю спускаясь,
Вергилия избрал в проводники.



                             ХОЛСТ

Не повторяйте имя всуе красавицы, что я рисую,
Красавицы, что я целую, и каждый день напропалую
Иду сквозь тернии к мечте, а все, что рядом с ней – не те…
Вскипает кофе на плите, и колбасу я полосую,
И краски медленно фасую, ищу изъяны на холсте.

Вот я её несу босую в одежде пляжной по песку,
А если рядом нет – тоскую, и нечем вывести тоску.
Ищу ли пятновыводитель? Хочу ль вернуться в ту обитель,
Где счастье краткое моё пугает криком вороньё?

То окружение её, и в неизбежности конфликта
Сомненья нет, на остриё иду, открытый нараспашку,
Усмешку прячу и ромашку… Она потянется ко мне,
И перемешаны все краски. Опять душа желает ласки,
И сердце плавится в огне.



          ОЖИДАНИЕ  ЖЕНЩИНЫ

Всякому времени свойственны хлопоты,
Юности
        дни золотые завещаны.
Каждый, конечно же, 
                            знает по опыту:
Чуден момент ожидания женщины.

С этого начато жизни приятие: 
Как отвергать
                 приворот удивления?
Как не выведывать тайну объятия?
Как не испытывать
                           зов и томление?

Сердце почувствует 
                       ровную, равную –
К ней навсегда сохранится влечение.
Женщин не может быть много, 
                                           но главную
Ищешь, спасаешь из лап обмирщения.

Кто не сбивался на мысли о бренности,
Молоды ль мы,
                   сединой ли увенчаны…
Это не поиски повода к ревности,
Это восторг – 
               ожидание женщины!




     МОЛНИЯ В СИРЕНИ


Твой взгляд как

          м 
                о
                     л
                         н
                               и
                                    я
                     
                     в 

с   
      и 
              р
                    е
                           н
                                   и
небезопасен и красив
я 
надо мной
твоё царенье
приму,
ничем не отразив

суть не в отсутствии позиций
но как прекрасно по пути
войти
ожить
преобразиться
и ворох таинств унести 




                    *  *  *

И я, наверно, снюсь кому-то,
С кем дружбу некогда водил,
И я к иным, хоть на минуту,
В чертоги памяти входил.

Какие песни мы певали,
Гуляли – улица тесна!..
Но где они – узнать едва ли,
Как быстро минула весна.

Не усмиряй в душе порывы,
Годам подвластна только плоть,
Но все ль в миру здоровы, живы,
Ко всем ли милостив Господь.

Друзья по юности, по детству,
Подруги давние мои,
Вы все со мною – по соседству,
Все – наподобие семьи.

Иных подолгу не встречаю,
С иным скитаюсь среди гор,
С тем ставлю сеть, с тем пью в печали,
А с той целуюсь до сих пор.

И всяк по-своему сберёгся
Среди трудов, забот и нег...
Мы никогда не соберёмся
И не расстанемся вовек.




                  ЧЁЛН

Соцветий радужный пучок
Среди пасущейся скотины.
Летит над лугом паучок
На длинной нитке паутины.

Под осень, ближе к холодам,
Он взвился ввысь с особым блеском
И мчит к соломенным скирдам,
К полям, оврагам, перелескам.

В его душе восторг и страх,
И наставленье не забыто:
В тех неизведанных мирах –
Колёса, челюсти, копыта…

И отличит ли новичок,
Где доброе, а где худое?
Вцепился кроха-паучок
В обрывок отчего гнездовья.

И, обретя воздушный чёлн,
Тот чужд покоев и убранства,
Кто постиженьем увлечён
И натяжением пространства.




            КРАСНОЕ  ВИНО

Всю черноту, накопленную за день,
Нейтрализует красное вино.
И потому без вывихов и ссадин
Сажусь 
                     словес
                                   крутить веретено.
Пусть что-то мне 
                           нашёптывает Twitter

И что-то напевает соловей...
Свяжу из слов такой надёжный свитер,
Какой носил
                                Эрнест Хемингуэй. 



                     *  *  *

Под праздничную в небе канонаду,
Покачиваясь в зыбких стременах,
Лечу к тебе, как бабочка монарх,
Летит весной из Мексики в Канаду.

С годами обретает стать и вес,
Творца метафизическая сущность
Как туча, набирающая тучность,
И кроной оживляющийся лес. 

Куда б его теченье не влекло,
Куда бы его ветром не сносило,
Творца метафорическая сила
Растрачивает живость и тепло.

И ласточки сидят на проводах,
И на лугу стреноженные кони,
След урагана вывернутым корнем
Напомнит, кто и с кем здесь не в ладах.

Хоть изредка мы видимся с тобой, 
И отдаваясь ветру и простору,
Душа привычно тянется к простому,
Расписанному сельскою резьбой.

И друг с тобой, и всплески лунных рыб,
Угаснет день в нахохлившейся кроне; 
И ранняя звезда на небосклоне,
И времени кармический изгиб.



         В  ТРУБУ

Река любила берега
С кустарником, с травой;
Вокруг неё леса, луга
И птичий звон живой.

Вписались камни по бокам,
Песком сияло дно.
Вольготно было рыбакам
И детям заодно.

Текла по краю городка.
И в чём её вина?
Но вот пожизненно река
В трубу заключена.

Тут город встал. Под пеленой
Исчезли облака.
Названьем улицы одной
Продолжилась река.

Тут свод названий всех миров.
Везде висят венки
Убитых гор и хуторов,
Поверженной реки.