Skip navigation.
Home

Андрей Новиков-Ланской

 Андрей Анатольевич НОВИКОВ-ЛАНСКОЙ   родился в 1974 году в Москве.  Окончил Московский государственный университет  имени   М.В. Ломоносова в 1997 году. Кандидатская и докторская диссертации посвящены творчеству Бродского. С 2008 года  – заведующий кафедрой истории телевидения и телекритики МГУ имени М.В. Ломоносова. С 2011 года – ректор Академии медиа (Москва). Автор трех поэтических сборников, двух книг прозы, многочисленных публикаций в российской и зарубежной прессе. 

2012-Новиков-Ланской



ПОЭТОЛОГИЯ


  *   *   *
Расставляю крюки и знаки,
изживаю в себе лжеца.
Но, доверившись раз бумаге,
как пройти ее до конца?

Там душа – неживое слово –
восстает из-под спуда вдруг.
Бог бы с нею, давно готово
бормотание, смысл и звук!

Но, Эвтерпа, святая дева,
муза плача, кромешный ад!
Всё я делал, как ты хотела.
И один во всем виноват.



  *   *   *
Я помню морок августовских дней, 
когда перед пустеющим графином
я сопрягал слова – и сам Орфей
являлся мне в обличии невинном.

Над головой разламывали круг
созвездия, которым нет названья.
И преломленный хлеб из щедрых рук
я принимал как благовествованье.

Играли две кифары за столом,
и прошлое нам будущим казалось.
Пах дымом сад, луной был полон дом.
И хлебное вино пресуществлялось. 





*   *   * 
«Ох, не знаешь ты, милый дружок,
сколько стоит твой новый стишок.
Продавца же не сыщешь честней
и расплатишься жизнью своей». 

«Потому и искал меня он, 
для того и изгнал меня вон,
чтоб застыл его голос в стихах,
словно путник в бескрайних снегах».


*   *   * 
Как тот журавль, что в дальние края
летит один без журавлиной стаи,
заглядываю в будущее я,
где времена последние настали.

Там брезжит утро в сумраке густом,
и зарево зарниц мне сердце тешит.
Там небеса немотствуют о том,
что времена всегда одни и те же. 

Родную землю узнавая в них, 
за горизонт, за горы и долины
летит душа, мой перелетный стих,
мой одинокий голос журавлиный.


*   *   *
В судный день мы увидимся снова,
в день, когда отпускает грехи
чудотворная музыка слова
в исчезающем ритме строки.

В судный день приведет нас дорога,
в высший суд над родной стороной,
где Создатель дошел до порога
и в рожок вострубил костяной.



   *   *   *
Перепутав пространство и время,
я пришел, хоть никто и не звал,
в белый храм за тяжелые двери,
где священник меня отпевал.

Отпевал – и воскуривал ладан
за бессмертную душу мою.
Только мне благовоний не надо,
я стихами ее отпою.

Отмолю колыбельным напевом
неразгаданной сказки моей
в этом храме, где в саване белом
тихий ангел стоит у дверей.



   *   *   * 
Листья, упавшие с высоты,
убеждают, что в небесах сады,  
осыпаясь, не плодоносят,  
ибо повсюду осень.

Холодны звезды с ночной Землей,
и она кренится – с такой семьей
одиночество долго и тяжело.  
И летит перо, что твое крыло.


 *   *   *
Как у Гроба Господня ждут 
благодатный огонь пред Пасхой, 
я в сочельник григорианский
в ледяное окно гляжу,
в серебристый его узор,
листья, стебли, цветы и злаки,
я слова в нем ищу и знаки,
позабытые с давних пор.
И в ответ мне, высок и чист,
загорается в Вифлееме
звездный луч, и горит над всеми,
и нисходит на белый лист. 


*   *   *
О, зимние грозы, 
без ливней, без молний.
Приходят, как слезы, 
но только безмолвней.

Приходят, как дети, 
без бури и грома,
как будто на свете
давно всё знакомо.

Приходят, как строки
с простыми словами,
последние сроки
свершая над нами.