Skip navigation.
Home

2013-Михалевич-Каплан, Игорь

У ТОГО, КТО СПОСОБЕН ЛЕТАТЬ, ВЫРАСТАЮТ КРЫЛЬЯ…

     ПАМЯТИ ВЯЧЕСЛАВА СПОДИКА

 
                   
                     (1948-2013)

    Вячеслав  Григорьевич  СПОДИК  по профессии был юристом. По справедливости, и по моим строгим меркам, он был еще и писателем, и журналистом.
    Мы познакомились не случайно. Мне позвонили из редакции 
филадельфийского радио и попросили о временном сотрудничестве с местным журналистом. Вячеслав оказался моим партнером по радиопередачам. Из-за недостатка времени, я совсем не был заинтересован в этой работе. Но мы сразу же понравились друг другу, в эфире у нас получился хороший дуэт – с легким юмором, подтекстом, пробой разнообразного диапазона тем. Вячеслав  попросил меня не уходить из передачи, сказал, что ему со мной легко и приятно работать, что для него это единственная возможность заняться полезным делом. Я ответил согласием. Оба мы еще продержались целый год, пока передача благополучно не закрылась.
    Вячеслав был очень эрудированным и широко образованным человеком. Но иногда его "заносило" на политической тематике, и я вступал с ним в легкую дискуссию-диалог, прямо в эфире. Так получилось – он ближе к правому лагерю, я ближе к левому. Но чаще всего вместе – посередине. Вот такая раскладка двух журналистов-ведущих. Работая совместно на радиопрограмме, мы приглашали к микрофону людей разных профессий: художников, певцов, музыкантов, преподавателей, ученых, психологов, экономистов... И Вячеслав быстро находил с ними общий язык, умел отыскать интересные факты, создать диалоги. Это не только потому, что у него был жизненный опыт и профессия юриста. Он просто любил людей.
    У нас с ним были бесконечные беседы, и я постепенно из рассказов узнавал его биографию. При новых знакомствах в эмиграции, я ужасно устал выслушивать о высоких должностях и научных степенях своих собеседников. В отличие от них, Вячеслав никогда не бравировал своими заслугами, хотя от наших общих знакомых я знал, что их у него более чем достаточно (доктор права, академик Европейской академии наук, руководитель крупной юридической фирмы и т.д.). Он, скорее, любил рассказывать о своем опыте работы, истории из практики юриспруденции, о правовых процессах, в которых принимал участие, как основал свою собственную фирму, с нуля, и как оставил дело, когда пришла беда со здоровьем. Болел он долго и тяжело (более десяти лет). И боролся мужественно до конца. 
    Именно в этот период жизни ему хотелось заняться настоящим творческим делом, и он обратился ко мне с просьбой поручить ему что-то делать для литературного журнала «Побережье», где я был редактором. Я не только охотно согласился, но и обрадовался. Нам как раз нужны были критические статьи и рецензии на новые книги наших авторов. Работа эта объемная, требует аналитических навыков, общего культурного уровня, бойкого пера и, безусловно, литературного вкуса. Я был уверен, что это как раз подходит Вячеславу.  Литературный опыт у него уже был, он писал стихи – для собственного удовольствия. Трудолюбия ему было тоже не занимать, ведь для рецензии на два-три листа надо было прочитать многостраничный труд автора и немало сопутствующих теме материалов. 
     Вячеслав Сподик написал множество статей, – он автор более ста публикаций в газетных еженедельниках и журналах, которые выходят в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Чикаго, Бостоне, Балтиморе, Филадельфии и в других городах и штатах.   
    Две его статьи напоминают детективные истории по уголовным делам, с которыми он столкнулся как адвокат. Их названия говорят сами за себя: «Казнить нельзя помиловать» (Процесс в Верховном Суде азиатской республики) и «Наука и правосудие» (Необычная уголовная история в Ташкентском суде). Другая, с названием «Мертвая петля», рассказывает о подвиге американского летчика Чесли Селинбергера, спасшего пассажирский лайнер от катастрофы над Гудзоновым заливом в Нью-Йорке. Статья написана с особым профессиональным и душевным чувством, ибо ее автор, наш герой Вячеслав Сподик, сам имел опыт пилота легкомоторных самолетов.
    Одна из моих любимых работ Вячеслава в качестве очеркиста – о Саре Белкиной, профессоре Санкт-Петербургской консерватории по теории музыки (когда очерк готовился, ей было уже девяносто три). Этот материал не просто был написан с теплом и интересом по отношению к лирической  героине, в нем присутствовало жизнеописание судьбы и времени, в котором мы живем.
    А самая первая работа,  которую я попросил его выполнить, была довольно сложной, – надо было написать литературную рецензию на роман-двухтомник писательницы Ларисы Матрос. Вячеслав блестяще, на мой взгляд, справился с задачей. – Роман охватывал проблемы современного академического мира, его герои – из среды интеллигенции и интеллектуалов, что, безусловно,  было близко ему,  этот материал был созвучен его образу жизни. Кроме того, Лариса тоже по профессии юрист. –  Недавно она рассказала мне, какие содержательные письма присылал ей Сподик. Вячеслав умел дружить и завоевывать сердца новых друзей. 
    У него была еще одна удивительная черта – он очень любил молодежь, окружавшую журнал и общество «Побережье». Его поражала их талантливость, многогранность и разноплановость увлечений, любопытство ко всему творческому. Он часами мог разговаривать по телефону с биологом и любителем-космологом Сергеем Якличкиным, с финансистом и востоковедом Михаилом Гусевым,  бардом  и компьютерщиком Евгением Тавером, экономистом и преподавателем Александром Веккером и многими другими. Со временем эти беседы перерастали в плодотворную и благодарную дружбу, он искренне восхищался друзьями, приглашал их в студию на радиопередачи.
    Увлекшись его поэзией, Женя Тавер написал музыку на его стихи, и исполнял их под гитару. Вячеслав Сподик писал глубоко философские стихи. Приведу такие строки:

Жизнь не знает в грамматике правил простых,
Двоеточий, кавычек, тире, запятых,
Чуть прервешь многоточье стремительных лет –
Всё на этом, и точка. Твой закончился след...

Сегодня совсем по-другому, трагически, воспринимается его двустишие из цикла «По мотивам китайской поэзии»:

Нельзя умереть, не родившись.
Но, родившись, – нельзя не умереть...

    Вячеслав, а мы все его называли просто Слава, был человеком светлым, умеющим высоко летать, в прямом и в переносном смысле. Поэтому я и озаглавил эту статью: «У того, кто способен летать, вырастают крылья…». Не дожив до своего 65-летия, он улетел от нас в свой последний полет.

                  Игорь МИХАЛЕВИЧ-КАПЛАН, Филадельфия