Skip navigation.
Home

2015-Николай ШАМСУТДИНОВ

         НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ

Ни Данте, ни Овидию не вторю,
Когда, с бранчливой галькой под стопой,
По зною, увлекаем тенью, к морю
Тяжелою, затверженной тропой

Спускаюсь… возвращение покато...
Не ионийский – эолийский лад
Полуденного мерного наката
Не фабулами, видит Бог, богат –

Вокабулами. Синь и зной не в бремя,
Покуда – вялый парус на мысу –
Над бездною распаренное время
Песчаный берег держит на весу.

...Прохлада бара. Страсти – вполнакала.
И, как тут панорама ни язвит,
Запотевая, краешек бокала
Разбуженные губы холодит.

Что, милая моя? Сомлевший вереск
В скупой тени…  не отрицая зной,
Но – утверждая вид, лукавый херес
Глядит в бокал всевидящей струей.

Что, кроткая моя? Не виновато
Ознобное вино – еще дыша
Прогорклым летом, осенью объята,
Страдалица, согбенная душа,

Бредущая по каменному зною,
И лишь глаза, бледнея, притворю,
Как вспомню, что тяжелой сединою
Я искупаю молодость твою...


                                 *  *  *
Загостившийся в жизни, страницы горбом,
Черствый сгусток подложной реальности, если б не ком
В нищем горле, взращенный за десятилетья,
Прибывает альбом, с родословной – в былом.

Без доверия к Паркам, с изнанки осеннего дня
Осыпаются воспоминания, ибо, дразня
Улизнувших от прялки их, словно Улисса,
Обязательства месту и времени гонят меня

По слепым фотографиям... Запечатленный наив
Поз… оборок... и рюшей… и, в шелесте их, объектив,
Испокон – бельмо вечности, не лицемерит надежде
Удержаться в грядущем, но – к прошлому взор обратив.

Вспять пустившись от яви, юнец, навести праотца
В буколических сумерках, чтоб, долистав до конца
И вздыхая, столкнуться с подтеком забвенья
На последней странице, студеная, вместо лица.

                                 *  *  *
Мы разрушили всё, что, пеняя друг другу, смогли,
И, пока нас репризы твои не сожгли,
Перелетная, перед разлукой дай честное слово,
Что забудешь, когда бы меня ни смахнуло с земли.

И, однако, под занавес, не опуская глаза,
Снисходительней зрелость, приглядывающая за
Опрометчивой юностью, тянущей в горы,
Где, по рокоту судя, уже назревает гроза.

Неизбежность еще, я надеждой спасаюсь, в пути,
Ибо прошлое (как ты обмолвилась, да?..) впереди.
Ты уносишь с собой горы с грозами, тихое море,
Оставляя, любимая, опустошенность в груди.

И, хотя предрешенность еще отложила ответ,
Ничего нет дороже, да и беззащитнее нет,
В череде обещаний, перевоплощений, обличий,
Этой тоненькой тени, на жизнь проливающей свет...