Skip navigation.
Home

2015-Елена ДУБРОВИНА

  СТИХИ-РАЗМЫШЛЕНИЯ

  *  *  *      
– Все для тебя: моя живая кровь,
Моя душа, избитая как тело.
                      Татьяна Штильман

Иду вперед, на острые углы
Я натыкаюсь, только цель не ближе,
От прошлого – сгоревшие угли,
Но ветер горький раны не залижет.
Бежит ручей, как быстроногий конь,
Его догнать и плыть с ним вместе, в ногу,
Жизнь не спешит, скрываясь от погонь,
Она опять зовет меня в дорогу.
Я отстаю на день, на два, на три,
Мешает ноша, но не в этом дело.
Как неспокойно, и болит внутри
Моя душа, как раненое тело.

*  *  *
        Я с детства не любил овал!
  Я с детства угол рисовал!
          Павел Коган

В осеннем парке на скамье
Забытый зонтик красный с черным,
И листья талые ко мне
Прилипли, как к тетрадке школьник.

Идет по проволоке ток,
В дыму течет по трубам время,
И жизнь желтее, чем желток,
Бежит как кровь по старым венам.

Бессонницы кошачий плач
Сочится вместе с ветром в щели,
И век, заботливый как врач,
Ведет меня к далекой цели.
Но смерть придет, когда не ждешь,
Накроет черным покрывалом,
И ты поймешь, что жизнь есть ложь,
Квадрат, растянутый овалом,

Что время, прожитое зря,
Не поменять, как плащ на платье.
А над землей встает заря,
Рисуя угол над кроватью.
                                     
           *  *  *
Пускай цветет на юге кипарис,
А хлопья снежные с небес стекают вниз,
И на деревьях мерзнут воробьи,
Как будто жертвы будущей войны.
Закутавшись в вечерний палантин,
Там тени мнутся в темноте гардин,
И ветер в щели лезет неспроста.
В такую ночь холодная тоска
На горло давит, как лесной медведь,
И прячется за дверью где-то смерть.
В прищуре ночи, из прикрытых глаз,
Сверкает звезд серебряных алмаз.
Его лучи, как уличный фонарь,
Бросают свет на свадебный хрусталь,
Где преломилась жизнь. И в этот час
Болит душа, в которой свет погас.

               ВОКЗАЛ

Как капля в море и иголка в сене,
Я затерялась в городских кварталах,
Среди людей – турист в холодной Вене,
Бродячий клоун в опустевшем зале.
Несу любовь и чемоданы красок
С теплом души, запрятанной средь писем,
Среди людей, среди застывших масок,
Где мир жесток и всё же живописен.
Я жду чудес, высокого венчанья
Моей судьбы с какой-то вечной тайной,
Но длится время – время ожиданья.
О, как оно безмерно и печально!
Как одиноко на пустой платформе –
Звук ржавых рельс, дыханье вечной ночи,
Как этот мир, как эта жизнь – непрочны!
И тот же день – бесцветен и бесформен! 
И тот рассвет, что в юности встречали,
Стал облаком туманным и закатом,
И в грусти детства, юности печали
Пустой вокзал остался виноватым.

                                                   
                  БИЛЕТ

Был куплен только в сторону одну
Билет последний, проданный в рассрочку,
И, уезжая, но поставив точку,
Я эту память слепо берегу.

Но город детства временем размыт,
Размыт давно прошедшими дождями,
И время – против, и оно не с нами,
И путь назад уже давно закрыт.

Что жизнь моя? – Один момент прозренья.
Обманчива, как легкое вино,
И суть ее легла в стихотворенье,
Которому остаться суждено

В тетрадке с обветшалыми листами,
Давно забытой в ящике пустом.
Судьбу свою, как книгу, я листаю, 
И жизнь свою я пью одним глотком.

Как я жила? В судьбе ошиблась дважды,
Поверив, что назад возврата нет,
Что жизнь – навек потерянный момент,
Как тот билет, мной купленный однажды.

               *  *  *
Я стою на платформе второе столетье,
Я смотрю на людей в ожидании смерти,
Я касаюсь рукой, уходящий вагон,
Я, наверно, пришла из забытых времен.
Незнакомые лица и люди кругом.
Всё возможно сейчас и возможно потом.
Всё возможно, и всё же не верьте – 
Это адрес не мой на старинном конверте,
И жила я не здесь – на планете другой.
Я давно умерла. Это адрес чужой. 
Но осталась скитаться душа. Это я, не дыша, 
На картине застыла в прошедшем столетье. 
Я застыла живая, в ожидании смерти.

                 *  *  *
Осторожной походкою осень крадется.
Улыбается солнце улыбкой горячей,
Только скоро остынет вечернее солнце,
И дождями холодными небо заплачет.

Заструится печаль, как потоки земные,
И разрушит мгновенье ее колдовства,
И качнутся деревья, как будто хмельные,
Зашуршит под ногами гнилая листва.

В этой истине вечной заложена тайна,
Нужно только найти, прикоснуться, понять,
Не природы покой, а ее увяданье,
И почувствовав зыбкость ее, сострадать.

Наша осень, наверно, наступит однажды,
И потоки дождей захлестнут, унесут,
Кто-то встретит ее, улыбнувшись отважно,
Кто-то память отдаст на несбывшийся суд…

Я печально смотрю на затменье природы,
На опавшие листья, на голый фасад,
На сгоревший над домом лиловый закат.
И листаю, как книгу, прошедшие годы.