Skip navigation.
Home

Борис КОКОТОВ, Балтимор

Поэт, переводчик, литературный критик.  В США с 1991 года. Автор шести сборников стихов:  «Эстампы», 70-е; «Воздушные ямы», 2007 и др. Публикуется в периодической прессе США, России, Израиля и Германии.

2013-Кокотов, Борис

                      *   *   *
Стихи,
словно взрослеющие дети,
жаждут самостоятельности, 
не терпят вмешательства в личную жизнь,
противятся всячески,
когда я пытаюсь
что-то в них изменить, исправить.
Мне хочется видеть их лучшими, чем они есть,
но они-то уже во мне не нуждаются
и дают это понять
довольно бесцеремонно.
Так что я оставил попытки,
примирился,
и если прежде многое раздражало,
лезло в глаза,
и я думал:
Боже, откуда что взялось! –
то теперь,
когда они стали старше,
я отмечаю черты сходства
и даже начинаю мечтать
о каком-то взаимопонимании...


                    *   *   *
Образок: Богоматерь с младенцем,
И Сусанин с обрезом в углу.
Он пустил под откос Риббентропа,
он в трясину врага заманил –
ни Мамаю, ни Карлу не выбраться 
из тамбовских да брянских лесов.
Там катюши и тридцатьчетверки,
там Кутузов со Сталиным в Ставке
пред картиною карты стоят,
примеряя зрачки к Гибралтару
в сериале посмертной мечты.






                     *   *   *
Я из окна наблюдаю за сыном,
играющим во дворе
с отпрыском шестиглавого дракона,
живущего в нашем доме этажом выше.

У драконова семени покамест одна голова,
остальные вырастут позже,
но как мне объяснили,
умножение голов прибавляет не разум, а силу.

Сосед спозаранку отправляется на работу,
общается только с драконами,
никого не трогает,
огонь изрыгает только по выходным и в дни получки.
С женою, конечно, шипят друг на друга,
но не слишком злобно.
В общем, семейство вполне безвредное.

И всё-таки я не могу избавиться от беспокойства,
глядя на детей, носящихся по двору.
Надо бы что-то предпринять,
на что-то решиться,
но в других местах то же самое –
людей почти не осталось,
а из драконов эти не самые худшие.




                  *   *   *
Кленовый совершенства лист 
свалился краснолапый конник.
Из боя раненых шуршащие охапки
выносят слабыми руками дети,
готовые играть с утра до вечера
в войну, не думая о тех,
кто ляжет в братскую могилу леса.


                  *   *   *
Преподобная тень-черепашка
тает, словно конверт дельтоплана.
Тонкозвенящие стрелы
целит амурчиков пакостных стайка.
Перелистаем альбом:
Мальчик с собакой, Мурильо.
Эчмиадзина ковчег уплывает в теплую ночь.
Черный маяк сигареты. Маккартни.
Тает облатка твоих поцелуев.
Близость,
которой не было.
Тень, 

преподобная тень.

       САТОРИ

            1
Ничего личного
     ничего лишнего 
           ничего вечного

ничего прочного
     ничего точного
          ничего срочного

только птиц пение
     трав столпотворение
          ветра дуновение.


                      2 
Отпусти меня, время –
весна наступила, прошла, отцвела.
Верю в тебя, азалия.
Cкорблю о тебе, рододендрон.
Вымысел, вчитанный в книги,
ветром отвергнут.
Я окружен мирозданием,
вытканным мыслью
знать о себе не знающей.
Отпусти меня, время,
в детство счастливой смерти,
в солнечный дом забвения!



                           3
Правда жизни, дружок, заключается в том,
что нельзя ничего отложить на потом,

потому что потом (два притопа, прихлоп) 
оцифрованный дым, посленасхотьпотоп.

Правда жизни проста: остановка, трамвай –
заходи, проходи, выходи не зевай.

Продырявлен навылет утиный квиток,
и безжалостный миг дребезжит наутек.

КОКОТОВ, Борис, Балтимор, шт. Мэриленд. Поэт, переводчик, литературный критик; родился в 1946 году в Москве. С 1991 года живет в США. Публикуется в периодике, участник многочисленных сборников и альманахов. Автор восьми книг. Перевел на русский книгу стихов Луизы Глюк «Дикий Ирис» (Водолей М. 2012).