Skip navigation.
Home

Татьяна Царькова

Татьяна Сергеевна ЦАРЬКОВА,
Санкт-Петербург. Поэт, литературовед.
Родилась в Ленинграде в 1947 году. Закончила
русское отделение филологического
факультета Ленинградского
госуниверситета. Доктор филологических
наук, автор более 250 научных публикаций.
Заведующая Рукописным отделом
Пушкинского Дома. Стихотворные подборки
Татьяны Царьковой печатались в
периодических изданиях: газетах «Смена»,
«Литературный Петербург», журналах
«Арион», «Новый журнал» (Нью-Йорк), «Toronto
Slavic Annual», альманахах и сборниках «День
русской поэзии», «Встречи» (Филадельфия),
«Время и слово» и др. Автор пяти сборников
стихотворений: «Филологический
переулок»,1991; «Город простолюдинов», 1993;
«Земле живых», 2000; «Лунная радуга», 2010;
«Четверостишия», 2011.

2013-Царькова, Татьяна

Стихи Вите

Памяти Виктора Топорова
(9 августа 1946 - 21 августа  2013)

1
Блуждать больничным коридором,
в пульсации крови твоей
учуять без поводырей
ту дверь тугую, за которой
жизнь корчится усильем к разговору.

Безмерный мир открыт взыскующему взору.
Но – без вестей.
Но – без друзей.
Мир без людей
Не для тебя,
Неугомон веселый.
                             17 августа 2013 г.

2
Если бы вы знали, как тоскуется,
Когда вас сто раз в теченье дня
На ходу на сходствах ловит улица.
Б. Пастернак

На сходствах улице меня уж не поймать.
Нет схожих.
И глаза не ищут
среди живых.
Глаз не поднять
на празднующих жизнь.
Но жизнью нищих.

Чем дорожила?
Только разговором,
Где каждый афоризм – наперекор судьбе,
и взглядом обнимающим, в котором – 
всегда пятнадцать мне,
семнадцатый – тебе.

                                1 сентября 2013 г.

3
«До старости глубокой…» – 
Нет, не надо!
Та глубина мелка.
У юности голубоокой
взгляд василька.
А я смотрю в глазища Василиска – 
не страх, а пустота.
Тебя ведь нет совсем,
но можно быть так близко,
целуя смерть в уста.
                             17 сентября 2013.

4
Встретимся в будущей жизни,
станем мудрее и проще:
я – безоглядна,
ты – незаносчив.

Веришь – всё у нас будет иначе:
нарожаем детей, купим дачу,
для гнезда – трудиться, кружиться…

А потом всё равно разбежимся.

Потому что жизнь широка,
Непредсказана и горька.
                  25 сентября 2013 г.

5
«Тимофеев – Ерóпкин».   Робко
дверь открою.
В руке – белый крин. † 
Может, старый хозяин, знобко
в плед укутанный, – Еропк′ин
в кресле явится и позволит
(хоть за то, что табличку не снял)
и тебе появиться.
Трое
будет нас за столом.
Фиал
и ему поднесу.
С цветами,
с коньяком приходила в дом.

Иронично встречал меня: «Таня – 
за тебя!
А стихи – потом…»
Третий лишний. Чужих не бывало
между нами.
Фантом Еропк′ин
цедит мягкий коньяк из фиала:
«Спохватилась?.. Увял твой крин.
Нет, стихов я слушать не стану.
Твой приятель был не дурак.
Зол и весел. – 
Рука – к стакану – 
Ну, плесни. Поминаем никак.
Ты здесь лишняя. Ты – живая.
Как соломенная вдова,
не смогла отвести от края,
заигралась в пустые слова.
Ну, играй пока.
А в годину
станешь надписью на кресте.
Испугалась?
Какого крину
приплелась сюда? Ходют все…»
И исчез.
Непримятые кресла,
непригубленные стакан′ы.

Нет тоскливей родного места,
где – зови не зови – не воскреснут
твои родные – глухи, немы.

                                    25 сентября 2013.





6
«Позвони мне завтра
в это же время». ‡ 
Наше завтра уже не наступит.
Непривычно спокойно твое лицо.
Мы всё друг другу сказали.
Слова остаются за теми,
кто впервые тебя прочитает
в вечном споре детей и отцов.

Дистанция – это право
на забег самоутвержденья.
Бесстрашно ты брал барьеры,
не щадя ни других, ни себя.
Времена меняются быстро,
еще быстрей поколенья.
Завтра, завтра тебя разбудит,
о своем – о твоем звеня.

                                                          12 сентября 2013 г.
 1 Первая и последняя отдельная квартира Виктора в Петербурге, на улице Чехова, была выморочной. Он получил ее в 1990-х от Союза писателей после смерти писателя Б. Н. Тимофеева-Еропкинà, которого упрямо простонародно называл Ерóпкин. Табличку же с его именем на входной двери не снял.
† Цветок лилии ‡
 ‡  Последние слова, сказанные мне Витей в телефонном разговоре утром 16 августа, когда он еще не знал, что в этот день ему предстоит операция, после которой он не выйдет из искусственного сна.



              БЕЛАЯ НОЧЬ

Сколько стихов в эту ночь напишется
о любви безответной, любви идеальной и около…
Голубой туман высоко над землей колышется,
даже он воспарил, аки облако.

Соловей с соловьихой перекликаются.
Как умна она – лишь поддакивать.
Знает свой любовный секрет некрасавица:
дай таланту звучать,
слушать, слушать важней, чем подмахивать.

Не долга холостятская песенка,
да, подавится спелым колосом.
Голубая, туманная лесенка
вниз сорвется надорванным голосом.

Но в чужом пиру – на безхлебице,
в непроглядные ночи зимние
тем жива соловьиха – ей грезятся
ночи белые, трель соловьиная.

                                                июль 2013 г.


Татьяна Сергеевна ЦАРЬКОВА, Санкт-Петербург.  Поэт, литературовед. Родилась в Ленинграде в 1947 году. Закончила русское отделение филологического факультета Ленинградского госуниверситета. Доктор филологических наук, автор более 250 научных публикаций. Заведующая Рукописным отделом Пушкинского Дома. Стихотворные подборки Татьяны Царьковой печатались в периодических изданиях: газетах «Смена», «Литературный Петербург», журналах «Арион», «Новый журнал» (Нью-Йорк),  «Toronto Slavic Annual», альманахах и сборниках «День русской поэзии», «Встречи» (Филадельфия), «Время и слово» и др. Автор пяти сборников стихотворений: «Филологический переулок»,1991; «Город простолюдинов», 1993; «Земле живых», 2000; «Лунная радуга», 2010; «Четверостишия», 2011.