Skip navigation.
Home

2014-Елена ДУБРОВИНА

ПОЛНОЛУНИЕ

          1

Луна, янтарная колдунья,
Глядит на нас тяжелым взором.
Ночным, волшебным полнолуньем
Весь мир расшит ее узором.

И город выкрашен картинно
В лилово-желто-черной гамме,
И тянется полоской длинной
Тот город в золоченой раме.

Перемешались краски с летом.
Еще на листьях свет не тает.
Но озарившись лунным светом
Струится грусть и в вечность манит… 

Расплылись краски театрально,
Смешалось черное на белом,
И четкий диск луны печально
К земле прирос астральным телом…

  2           

Лимонный свет луны огромной
Не греет каменные плиты,
И в переулках луч забытый
Ползет как будто кот бездомный.

Мурлычет ветер под забором,
Перебирает струны прутьев,
И звезды мерно в пропасть льются,
К луне прикованные взором. 

И в этой сине-желтой луже
Ночь копошится, с ветром споря,
Сухая ветвь скрипит от горя,
К земле склоняясь неуклюже.

Лимонный свет, как тень нирваны,
Как сон, отправленный по почте,
Как свет, забытый темной ночью,
Сюжет бульварного романа...

И полумертвый, полусонный,
Луч засыпает в колыбели,
И тихо, чуть дыша, несмело,
Он, словно провод оголенный,

Вдруг вспыхнет и умрет как будто,
Погаснут лунные дорожки,
И только звезд сухие крошки
Исчезнут в облаке под утро…

             3

Сон пришел, как чужие молитвы,
То неясный, то светлый, как Рим,
То мираж, где в пустыне залитой
Серым солнцем, – песок, словно грим.

Сон тяжелый, в пучине веселья
Стала черной ночная луна,
Тонкий лучик, как будто с похмелья
Падал в бездну, до самого дна.

И бледнели дома, суеверный,
Сон густел, как в кувшине вино,
На широкой ладони вселенной
Жизнь крутилась, как ролик в кино.

В темном зале, уже опустевшем,
Где до звезд не достать и луны,
Лился свет, бледно-желтый, нездешний,
Приглашая в нездешние сны…

И проснуться казалось безумьем…
Испарялась по капельке ртуть…
Одинокая ночь в полнолунье 
Мне пыталась в окно заглянуть.

4

В час, когда луна взойдет над домом,
Звездный свет погаснет на крыльце,
Ночь придет в наряде незнакомом,
С бледною улыбкой на лице.


Будет тихо плакать та же скрипка,
Будут звуки, будто решето,
Небо прошивать косою ниткой,
И от жизни уходить в ничто.

И, как прежде, будет утро медлить,
В озере купаясь под луной,
По дорожке проплывая медной,
На волне качаясь голубой.

Не дождавшись соловьиной трели,
Сон спешит уйти в небытие,
И качает ветер на качелях,
Счастье мимолетное мое…

        5

Мир жил как будто в лихорадке.
Знобило солнце, звезды, дом,
Трамвай проплелся за углом,
В какой-то качке непонятной.

В петле из гаснущих лучей
Повисло небо над Арбатом,
И в облаках из серой ваты
Считал созвездья казначей.

А в вечность уходил рассвет,
Лучи ложились сеткой красной,
Под голубой небесной маской,
Тревожно таял звездный свет.

И время падало в закат,
Минуты торопились к дому.
А лунный свет в ночной истоме
Чертил, как стрелки, циферблат…




ГРОЗА

Только что в солнечных сетках
Мерно деревья качались,
Листья играли на ветках
Чью-то сонату печали,

И улетая все выше,
Звуки в пространстве витали,
Чтобы могли их услышать,
Звезды на синей эмали. 

Ну а потом зазвенели
Тонкие ветви деревьев,
Ветер построил качели
Из бело-облачных перьев.

Музыка стала мрачнее,
Звуки сражались с тоскою,
Небо с утра вечерея,
Вдруг разразилось грозою.


*  *  *

Зима в белой шапке и белой кольчуге
Кружится по снегу, как в замкнутом круге.
Играет метель на рояле сонату
О том, что за счастье несем мы расплату.

И два одиночества жмутся друг к другу,
И кружит метель по закрытому кругу,
И шепчется грусть с человеком неслышно,
Их шепот ложится сугробом на крышу.

Рассыпались звезды – алмазные льдинки,
Торопится вечер на чьи-то поминки.
Тоскливо и холодно в зимнюю стужу.
Зачем же зима над вселенною кружит?


Зачем одиночество с грустным партнером
Мелодии Брамса заученно вторит?
И кажется, нет голубого затменья,
И слышится в вальсе задумчивом пенье.

Слагает метель свою грустную песню,
Как снежные хлопья летят в поднебесье.   
А чувства растаяли в зимнюю вьюгу.
И мечутся строки по снежному кругу…


НАСТУПЛЕНИЕ ОСЕНИ

Вот черный ворон где-то вдалеке
Крылами бьет по голубой реке,
И пляшет ветер, и поет пурга.
А ночь, как кошка, на порог легла,

И лунный свет на краешке небес,
Как светлячок, то умер, то воскрес,
И нет дорог, и нет пути назад,
И свет струится звездный наугад

В секреты спящих, в паутину снов,
В пространство утомленных городов.
И плачет дождь! Из-под его ресниц
Сочатся капли красные зарниц.

И тени от людей – след на песке,
И жизнь, и смерть висят на волоске…
Лиловый день меняет цвет листвы…
И лето жжет последние костры…


ДУБРОВИНА, Елена, Филадельфия. Поэт, прозаик. Родилась в Ленинграде. На Западе с 1978 года. Главный редактор американского журнала «Поэзия. Russian Poetry Past and Present». Издала две книги стихов «Прелюдии к дождю», «За чертой невозвращения». Составитель двуязычной антологии «Russian Poetry in Exile. 1917-1975». Стихи, литературные эссе и рассказы публиковались в русскоязычных периодических изданиях: «Новый Журнал», «Континент», «Грани», «Новое Русское Слово», «Встречи» и в американских литературных журналах.  Пишет на русском и английском языках.