Skip navigation.
Home

Татьяна Каунова

КАУНОВА (Кордун), Татьяна, Нью-Джерси. Поэт, прозаик. Родилась в Усть-Каменогорске. Жила в Вильнюсе, затем в Киеве. Работала литературным редактором в издательстве "Днипро", в Министерстве культуры и Министерстве юстиции.  Издала два поэтических сборника: "Рождение луны", 1985  и "Наугад раскрытое пространство", 1994. 

2013-Каунова, Татьяна

                      ПРОЛОГ

Шумит сквозь сон у изголовья море,
а ты, еще себя не обнаружив,
уже приучен мыслью о бессмертье,
к приливу волн, отливу и приливу...
Кем выбран ты в едва мелькнувшем сроке?

И оголенный тонкий прутик ивы
тебе начертит знак судьбы любой,
чтоб по нему поднялся, как по стеблю,
щемящий и соленый голос моря.

Что можешь в этом мире повторить?

И ты обводишь дальний контур гор
одним дыханьем, стеклодув искусный,
чтоб воссоздать хрупчайшую из сфер
над пестрым и мерцающим коллажем.

Как безусловен этот переход
от глубины к бездонности Вселенной.
Попытка тщетна что-то завершить,
коль ненасытный налетает ветер, –  
изглоданные ним века, эпохи...

Песка крупица, предваряя вечность,
вступает в тайный заговор с корнями,
преображая крепостные стены
в развалины, унесшие в свой сон
и стон стрелы и отголосок гонга...

Застывший ритм волны – заросший холм.
У изголовья мерный говор моря...




                    НАЧАЛО

О птица малая,
Неужто же тебе дана такая сила заклинанья,
пронзительный, самозабвенный звук,
пульсирующий между небом и землею,
росток, приподнимающий асфальт,
Чтоб паузой ошеломить внезапно:
на тонкой ветке неприметный птах
лишь повод для того, чтоб мы постигли,
как высота близка и неизбежна,
как призрачна и празднична земля,
когда мерцает мартовский ивняк
и пригоршни полны весенним небом.
В привычной тесноте жилых кварталов
к стене прильнувший дикий виноград
всем существом тянулся к птице малой.
Отсчет? Какой?
                         Сокрытое число
засечено судьбой в призывном кличе.
Чье продолженье, птица-невеличка,
завязано трепещущим узлом?
Какой непредсказуемый излом
проступит сквозь небесное величье?

Постой, была ведь связь времен
вполне оправданна существованьем будней.
Тоска, настигшая тебя со всех,
противоправна да и безрассудна.

И кем же предначертан этот день
(категорично проведен и замкнут),
как не твоим решением внезапным
лишиться прежних крепостных порук.

Тобою отвоеванный простор
приемлет праздность преломленья света.
Верши свою мистерию, но где-то
в свои права вступает приговор,
уравновешивающий твой миражный хор
с тем, что никем и никогда не будет спето.
  

         СЛЕПОЙ МУЗЫКАНТ

Ночь на плече, как мудрый филин.
На перекрестке слез и смеха
шагов раскатистое эхо.
О, эта глубина всесильна!
И тянется росточек света
за разноцветными дождями,
по серебру чернит тропинку.
Как мотылек пуглива память,
но тяжела, сгибает спину.
То многозвучьем разветвится,
тогда попробуй возвратиться 
и след свой отыскать по звуку.
Сквозь тьму протягиваешь руку,
чтоб тихо все могли светиться
предметы светом безымянным.
И нескончаема дорога
сквозь этот дождь слепой и пряный...
Ты слышишь, как земля продрогла,
да ты и сам сродни туману 
и обозначен лишь немного.

                      МАК

Мак поднялся, рассвет опережая,
и прикоснулся робко лепестками
ко тьме клубящейся и смуглолицей.
О, если б только мог он с нею слиться, 
о, если б мог в ее истоки кануть,
всю тьму испить, всю, до последней капли.
И листья трепетали и дрожали,
был не цветком он, а горящим мраком.
И жарко так кружилась тьма над маком,
вплетая мяту в шелковые пряди.
А стан его был гибок и упрям,
а зов смолист и темно-фиолетов.
Когда же вдруг забрезжил луч рассвета,
исчезла тьма, пустив весь пыл по ветру.
Со стоном ветер от земли отпрянул...
И вспыхнул мак, и заалел как рана. 

КАУНОВА (Кордун), Татьяна, Нью-Джерси. Поэт, прозаик. Родилась в Усть-Каменогорске. Жила в Вильнюсе, затем в Киеве. Работала литературным редактором в издательстве "Днiпро", в Министерстве культуры и Министерстве юстиции.  Автор  поэтических сб.: "Рождение луны", 1985; "Наугад раскрытое пространство", 1994 и др.