Skip navigation.
Home

2016-Александр НЕМИРОВСКИЙ

                         Рождество

Времена взаимосвязанны
Иногда людьми, но чаще вещами –
Идеями, выраженными в материи, сообразно
Желанию создателя или владельца.
Так юнец, 
Покрытый прыщами,
Или мудрец
Одну и ту же идею, то есть вещь,
Используют по-разному. 
Например, плащ
Можно продать, чтобы сейчас поесть
Или завернуться потуже, чтобы потом согреться.

Люди отображаются на времена
Отрезками разной длины,
Параллельными друг другу.
Поделенные на народы и племена,
Выходящие из одной страны,
В основном на запад, с отклонениями к югу,
Они составляют эпоху. 
Называют её дорога.
И говорят, что по ней время движется, ползет, бежит.
Хорошо ли, плохо ли,
Но если посмотреть с точки зрения Бога,
То вечность – всего-то длиною в жизнь.

Спайки «человек-вещь» могут вдруг поранить
Или затопить, как внезапный поток.
Как свет, рванувшийся в приоткрытую дверцу,
Наваливается затыкающий горло комок.
Только память 
По-другому болит. Потому что она не от сердца.

Итогом событий остается листок
С историей, записанной не совсем очевидцем,
Сводящей восток
И запад под одним переплетом
И перечеркивающей границы
Налётом
Войн. От той истории знобит.
Когда глядишь сквозь масленичную листву,

Как свет
Звезды парит
Над городом. Движение планет,
Причастных к торжеству,
Его не отклоняет. Фокус точен – 
Он разгоняет страх.
Но больно видеть бесполезность жертвы,
Когда порочен 
Столетий ход.
И странно чувствовать бессилие веков
Улучшить первый.

Надежа в том, что нерушима
В своих делах
Любовь,
Как связь из нынешних времён,
Ничуть не менее паршивых,
С прошедшими, что приняты нулем.
Феллах, 
Ведущий ишака под гору,
На нем – ещё девчонка, но уже с дитем.
За ними караван людей, вещей, времён, 
В котором
И мы бредём.

                                            31.08.14


 
             Зима в Сан-Франциско


                               …в притонах Сан-Франциско
                             Лиловый негр...
                                             А. Вертинский, 1916 г.

Притоны кончились. 
Порт переехал в Окленд.
Квартиру снять – 
Не думай, в одиночку
Не подступиться.
Дождь по закрытым окнам,
Стенам, тротуарам струится
В водосток
Под надписью: «Течет в залив. Отходы не сливать!»
Бомж,
Скорчившись,
Везет тележку: спальник, ну и прочее,
Что так необходимо для свободы
Листок – 
Дощечка «Подайте ветерану».
И подают. Доходы
Не велики. Но на марихуану
Насобирать
За день – так это точно.

Ботинки горные, 
Топорщится гортексом куртка-свитер.
Надежда к ночи забрести в приют.
Под капюшоном видно, что небритый,
Что кожа черная.
Плывут
Авто неторопливой улицей в сорочке
Из разноцветных домиков. Моторека,
Где светофоры по фарватеру наперебой
Моргают. Мы едем с дочкой
Отыскать щенка,
Чтоб в дом внести любовь.

                                               06.01.16 


                   Открытка с «Ки-Веста»

Черепаха ползет по песку в направлении корма.
Мент штрафует водителя за высокую скорость –
Лицо истекает потом, безупречная униформа
Скрывает толстое тело, как протез прикрывает полость. 
Жара, отражаясь от соленой воды, мешает мысли.
Надежда лишь на кондиционер в питейном баре,
Где рубашка, наконец отлипнув от тела, повиснет,
Освобождая подмышки от участия в перегаре.

Домик великого писателя в цветных шляпах –
Кишит туристское развлеченье. 
Кошки, переступая на шестипалых лапах
Клянчат бутерброд, печенье
Или просто ласку.
История, затасканная,
В коммерческих целях, обрастает сюжетной прытью, 
Когда экскурсовод, декламируя неизвестные факты,
Излагает ее как сказку.
Как корабль во фрахты,
Музей сдается под свадьбы или бизнес события. 

Отпуск, протекающий на Ки-Весте, пропах сангрией,
Катанием на водных лыжах и тому подобным.
Так и хочется приказать мгновению: замри и
Остановись. Но приходит электронная почта. 
                                                                   С утробным
Звуком айфон выплескивает на пляж 
Реальность быта.
Гамак у моря больше не вписывается в пейзаж,
Составленный из хижины рыбака и его корыта.
Так что пора отправляться и залатывать сеть –
Какая проза.
И только светило сумеет по-королевски сесть,
Остужая закатом воздух.

                                                                   29.04.15
 
         
          Пиренейская открытка

Когда трамонтана станет мотать ставень,
Рассыпая сон. Когда плети
Молний над морем, 
Что чуть на юге,
Будут хлестать небо час, другой, третий.
Тогда в памяти, на простыне странствий,
Проступит нить, 
Ровно
Исходящая из северной вьюги.

Ее проследить 
И увидать – в слякоть
Закопанную колею улицы,
Сентябрьские грибы, что не собрать в корзину.
Деготь
Вечера (водка пойдет и к устрицам).

Выбрав якорь,
Яхта медленно перейдет середину 
Фарватера. На выходе из бухты
Чуть проберет мороз,
Как на осеннем крыльце ранним утром. 
Плащ, сапоги, пакет, ножик.
На разницу времен я составляю опись.
И это всё. что было, есть и что быть может.

                                                              16.09.15