Skip navigation.
Home

Берта ФРАШ, Франкфут-на-Майне


Поэт, литературный критик.  Родилась в 1950 г. в Киеве.  Живёт в Германии с 1992 г. Автор книг: «Мои мосты», 2001; «Осенние слова», 2008. Ведёт рубрику «Новые книги» в журнале  «Литературный европеец».

***

Плывут в небесах просветлённые тучи,
             их ветер гоняет вершинами елей.
Минуты взбираются выше и круче,
            а с ними сомнения – дни и недели.


Мне сны раскрывают дневные тревоги.
             Глаза из далёких страниц умоляют,
забудь недостатки, ошибки, итоги:
             мой ангел крыло для меня подставляет.


Ему не поднять эту тяжесть земную.
          Слова мои чудо в полёте догнали.
Перо из крыла – его лёгкость возьму я,
           раскрасить словами всю пропасть печали,


в реке засыпающий день до рассвета,
            надеждой гружённые баржи с причала,
в росе поглощающий правду ответа –


мой ангел.
           Каким бы тебя рисовала!

***

Детство больше не страна –
            островок, глава из книги.
Свежий воздух из окна
            не разбавит мир интриги.


Детства свет тревожит душу,
               озаряя тени, звуки. 
Вырывается наружу
            в будни поседевшей скуки,


где часы давно без стрелок,
тексты голые, без слов,
потолок всё тот же белый
        глухо давит стенки снов.


Детство больше не страна –
            пожелтевшая страница.
Земляничную поляну
            не находят даже птицы.


Земляничная поляна –
откровенья, озаренья,
потревоженная рана.
Снам приходят объясненья.

***

Язык убийц – родной язык.
Но это всё, что мне осталось,
как скрежет дней, как шрам, как стык,
в которых я себя не знала.


Деревьев шелест, радость птиц,
восход, шмыгнувший в переулок.
И запах новеньких страниц,
весенний запах дня и булок.


Язык убийц – моя судьба.
Смириться – рану обескровить.
Слова надежды. И мольба.
Не заучить – их сердце молвит.

***

По десять лет шесть раз всего лишь,
в секундах измеряя вечность,
родиться, осознать, что можешь,
в песок прольётся бесконечность.


За окнами и март, и вьюга,
следы едва ли различимы.
В пути весна и слово друга.
Шесть раз по десять – ощутимы.