Skip navigation.
Home

Нора Файнберг

ФАЙНБЕРГ, Нора Сауловна, Филадельфия. Поэт, прозаик, переводчик. Родилась 
в 1929 году в Москве. Сб. стихов: «Свет и тени», 1994; «Следы на песке», 1997. Одна из авторов поэтического сборника «Триада»,1996. 

2014-Нора ФАЙНБЕРГ

*  *  *

Грааль скорбей несем по миру мы 
– Изгнанники, скитальцы и поэты!
Максимилиан Волошин

Друзья мои, поэты и скитальцы, 
как короток оставшийся нам путь.
Друг друга перечтем уже на пальцах, 
а вспомнят ли о нас когда-нибудь?

Когда-нибудь далекие потомки  
посмотрят на страницы пыльных книг, 
как смотрим нынче мы в музеях на обломки 
старинной утвари, орудий и вериг.

Летят стихи, шальные, словно дети, 
покинувши однажды отчий кров 
и бродят в одиночестве на свете, 
поют в кочевьях у чужих шатров.

Летят стихи – диаспоры песчинки – 
развеет время, снова соберет, 
как из цветной мозаики картинки 
калейдоскопа изменяет поворот.

Летят, летят стихи, перекликаясь, 
как стаи журавлей летящий клин, 
зима, холодным пальцем прикасаясь, 
оденет землю в снежный палантин.

Придет зима и к нашему порогу 
а с нею сон, покой и тишина.
А с ней – последняя далекая дорога, 
и снег укроет наши имена.

Друзья мои, поэты и скитальцы, 
нам славою трибунной не звенеть, 
и не сверкать на книжных полках глянцем.
Но мы поем, чтоб жить, живем, чтоб петь.
                                                                                                                      
      КОГДА ЯЗЫЧЕСКИЕ БОГИ

Когда языческие боги 
еще гуляли по земле, 
не соблюдав канонов строгих, 
брели порой навеселе.
И женщин смертных не чуждались, 
их карауля у дверей, 
и женщины богам рожали 
героев, воинов, царей.
Шалили и шутили боги, 
подчас сердились, и тогда 
вулкан вдруг потрясал отроги 
сжигая лавой города.
Гремели в небе злые громы, 
вставал стеной девятый вал, 
и прятались в испуге гномы 
в расщелины приморских скал.
Но гнев богов недолговечен, 
и вновь провозглашая мир, 
они, людей обняв за плечи, 
земной их разделяли пир.
Давно языческие боги 
уже не бродят по земле, 
где на асфальтовых дорогах
потоки фар бегут во мгле.
Случится, ветка хрустнет рядом,  
и в первозданном естестве 
рыжеволосая дриада 
мелькает в огненной листве.
Бывает, утренней порою, 
разлив молочный не допит, 
вдруг конь крылатый над горою 
сверкнет алмазами копыт.
А так... языческие боги 
уже не бродят по земле, 
в их опустевшие чертоги 
влетает эхо на волне.
И только в мраморных обломках 
их облик прежний сохранен, 
чтобы к своим земным потомкам 
дойти из глубины времен.



ДОН КИХОТЫ

Игорю Михалевичу-Каплану

Выпьем за Дон Кихотов.
Их мало бывает на свете, 
тех, у кого есть охота 
быть за всё и всегда в ответе.
Пусть кому-то они неугодны, 
пусть смеется над ними кто-то, 
за рыцарей старомодных – 
выпьем за Дон Кихотов.
В дождь ли, в метельные хлопья 
мчатся они на подмогу, 
музейные ржавые копья 
с собой прихватив в дорогу.
Выпьем за Дон Кихотов – 
неудачников, неумельцев. 
Удел их – погибнуть в походах, 
сражаясь с крыльями мельниц.
Не из корысти и не для славы 
гибнут, как будто без пользы, 
но поступью величавой 
после смерти восходят к звездам.

*  *  *

Что молодым разлука? Капли слез, 
как дождь слепой прольется на мгновенье, 
и снова пляски синие стрекоз, 
и гейзеров веселое кипенье.
Что молодым разлука? Боль от ран 
не глубже, чем царапины на коже, 
она легко уходит по утрам 
и сны ночные больше не тревожит.
Но старикам разлука – это крах: 
в руинах жизнь, как при землетрясенье.
Но старикам разлука – это страх 
и одиночества ночное бденье.



ДВУЛИКИЙ ЯНУС

Да, я двулик. Мои глаза 
глядят вперед, глядят назад.
Я с вами вместе, но и врозь.
Я в прошлое корнями врос.
Да, я двулик. Я тем вам плох, 
что я на гранях всех эпох, 
и безграничен кругозор, 
что мой охватывает взор.
Да, я двулик. И тем велик, 
что предо мою век, как миг, 
и тем еще, что я смог свить 
веков связующую нить.

ПО МОТИВАМ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ

Пока земля еще вертится, 
ночь развидняя днем, 
пока еще в облаке теплится 
заря, догоревшим огнем, 
пока созревает жемчужина 
в перламутре замкнутых уст, 
пока паутинным кружевом
заткан осенний лист, 
пока плодоносит яблоня 
и пчелы приносят мед, 
и месяц плывет новоявленный, 
и тает на речке лед, 
пока земля еще вертится, 
Бог Всемогущий мой, 
пусть пламя свечки светится 
после пожаров и войн.
Пока существует презрение, 
и прощанье, и смех, и слеза, 
сохрани для слепых прозрение 
и зрячим открой глаза.
И пока мы играем лезвием 
отточенного ножа, 
сохрани нам еще поэзию 
в ритмах медленных капель дождя.

ФАЙНБЕРГ, Нора Сауловна, Филадельфия. Поэт, прозаик, переводчик, врач.  Родилась в 1929 году в Москве. Сб. стихов: «Свет и тени», 1994; «Следы на песке», 1997. Одна из авторов поэтического сборника «Триада»,1996