Skip navigation.
Home

Валентин ИВАНОВ, Санта Клара, Калифорния

Поэт, переводчик. Физик, доктор физико-математических наук. Родился в 1948 году в г. Облучье Хабаровского края. В США с 1998 года. Автор книги стихов. Публикации в  «Альманахе поэзии» (Сан-Хосе).

ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ

Если судьба гонит нас вновь и вновь,
В злобе животной давя и калеча,
Кто защитит нас с тобой, человече?
Что нас излечит? – Только любовь.

– Где же ты, берег Отчизны родной? –
Я вопрошаю, годами скитаясь, –
Ты наше сердце наполни до края,
Только не злобой – любовью одной.

К встрече с Всевышним себя приготовь.
Не затрудню его просьбой большою:
– Пусть моя плоть, расставаясь с душою,
Выдохнет словом последним: «Любовь!».

ВЕЧЕР ВДВОЁМ

Я провёл с любимой этот вечер –
Скромный ужин, свечи на столе.
Вспоминали мы все наши встречи...
Отблески играли на стекле.

Время будто бы остановилось,
И слова нам были не нужны.
Мы с тобой вдвоём... И счастье длилось,
И касанья губ опять нежны.

Пламя тонкой свечки освещало
Твой портрет как будто бы живой.
Только хлеба корочка лежала
На твоей на стопке, ангел мой.

ЧЕЛОВЕК ОБЖИВАЕТ ПРОСТРАНСТВО

Человек обживает пространство:
Старый сад и заброшенный пруд,
Октября золотое убранство –
Поначалу всё чуждое тут.

День за днём обживал, шаг за шагом,
Пустоту адресов и квартир...
Домик, речка и лес за оврагом –
Это детства привычный нам мир.

Переполнены в нём до предела
Каждый миг и любой уголок
Счастьем, горем, мечтами и делом.
Я вернусь к вам, лишь выйдет мой срок.

МОРЕ – НАША ЛЮБОВЬ И БЕДА

Чуть вразвалку морская походка,
Пряжка с якорем на ремне...
Сахалинская мореходка,
Отчего же так снишься ты мне?


Наши годы, как мерные мили,
Узелками в них шрамы потерь.
Юность, зрелость – своё отштормили.
Где же к счастью заветная дверь?


Вместо домика с садом на юге
Нам достался каюты уют.
Постаревшие наши подруги
Вновь из рейса, как прежде, нас ждут.


Ведь зачем-то судьба нас хранила,
И вела сквозь туманы звезда.
Море – наша постель и могила.
Море – наша любовь и беда.

МОНОЛОГ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ

Я лежу на грунте – обшивка взрывом смята.
Нет во мне энергии совершить бросок,
А моя команда – славные ребята,
Только жить осталось им несколько часов.

Узкой щучьей тенью в безднах океана
Крались осторожно мы, врагам внушая страх.
От моих торпед их не спасёт охрана.
Сладок вкус победы на просоленных губах.

Все мои красавцы, как один, в тельняшках, –
Что матрос, что капитан, стройны и легки.
Не пристало вам бояться службы этой тяжкой,
Все на берегу красотки ждут вас, моряки.

Долго ль эта страшная тишина продлится?
Взрывом переклинило аварийный люк.
Только капли пота на зелёных лицах,
Только холод постепенно всё сковал вокруг.

Я была вам домом, грозным и надёжным.
И совсем не лёгким был ваш матросский труд, –
Вахты и авралы, сколько ж это можно!
Пусть мои ребята напоследок отдохнут.

Ни акула и ни краб не найдут героев,
Ваших не попортят тел на моём веку.
Лишь вода солёная вас не раз омоет,
А воды бояться не пристало моряку.


                                           2 декабря 2009 
                                                      Брукхавен