Skip navigation.
Home

Мария ВОЙТИКОВА, Назарет

Поэт. Родилась в 1961 г. в Смоленской области. C 2001 года живёт в Израиле. Член Союза русскоязычных писателей Израиля. Автор двух сборников стихов: "Любовь моя, заступница!" и "Горячие камни".

***

Спешат, толкаются зонты.
Одни зонты, и нет людей.
На всех хватает мокроты.
Сезон дождей, сезон дождей...

Дождю и дела нет до тех,
Кто без зонта  –  таких, как я.
Я отгорожена от всех,
И все закрыты от меня.

Сезон промозглых площадей,
Продрогших кошек и котов...
Я прижилась среди людей
И приживусь среди зонтов.  

***

В каждой женщине есть Ассоль,
Ожиданье – в её крови.
Может, в этом и есть вся соль,
Вся волшебная суть любви.

В каждой женщине есть Лилит,
Необузданный, дикий нрав,
Потому что душа болит,
Потому что – попранье прав.

Не обидно ли слыть ребром
И хозяину век служить?
В каждой женщине зло с добром
Друг без друга не могут жить.

В каждой женщине – тяжкий вздох.
В каждой женщине – гордость-щит.
В каждой женщине всё же Бог.
Он всё видит. Но вот... Молчит.

***

Здесь каждый что-то тянет в нору.
Маршрут: работа – сумки – дом.
Грехов? Полно! Но не Гоморра!
И не Содом!

Здесь чересчур ругают лето.
Все от жары с ума сошли!
Но не стереть же их за это
С лица земли!

Здесь, как везде, живут безбожно,
Но всё ж в субботу свечи жгут.
Здесь точно знают: всё  возможно!
Но счастья ждут.

Здесь грех не может столько весить,
Чтоб эту землю не спасти.
Найдётся праведников  десять!
Сверх десяти!

***

Солдаты-солдатики... Жить бы да жить им.
Девчонок своих целовать на рассвете.
Какие же это солдаты, скажите?
Ведь это же мальчики, чьи-нибудь дети.

У смерти есть право – она выбирает.
Одну за другой задувает лампады.
А дети воюют, как будто играют,
И падают, падают...    

***

Времени нынче приходится туго.
Выйти нельзя, охраняется строго.
Время – в тюрьме циферблатного круга.
Стрелки часов невозможно растрогать.

Время под стёклышком – маленьким сводом
Кто-то безжалостно делит на доли.
Я б отпустила его на свободу,
Я бы дала ему Землю и волю. 

***

Всё тот же круг. И душ родство.
С годами жить ничуть не легче.
Но время лечит, точно, лечит,
Хотя не ясно, от чего.
    
Любовь всё так же высока,
И мне опять не дотянуться,
И дважды в реку не вернуться,
И утекла моя река.

Зато остались берега.
Им было некуда деваться...
Должно же что-то оставаться,
О чём нам память дорога!  

Ромашки, клевер, васильки...
И их никто, никто не скосит,
И у меня никто не спросит,
Зачем мне берег без реки.