Skip navigation.
Home

Евгений МИНИН, Иерусалим

Поэт, пародист, издатель. Родился в г. Невель Псковской области. Автор пяти сборников стихов. Член  СП Израиля, член  СП Москвы, Издатель  альманаха «Иерусалимские голоса».

ОЗЕРО

Пахнет в озере этом печалью волна,
Разбивая колени о дно плоскодонки.
А на том берегу и трава зелена,
И в песчаных карьерах урчат пятитонки.
Тоньше волоса миг между явью и сном,
Но побег невозможен из этого плена.
Как в «Солярисе» неповторимого Лема,
Отражаюсь в свинцовой воде пацаном.
Жизнь – космична, её не измерить числом,
В ней и чёрные дыры, и белые пятна...
Понимаю, что мне не вернуться обратно,
Зря ломаю волну деревянным веслом.

БАЛЛАДА О КРУТЯЩЕМ МОМЕНТЕ

Одна 
лошадиная сила жила.
Одна
лошадиная сила была.
Тоскливо в квартире пустынной
одной
            и, к тому ж, лошадиной.
Но стало однажды в груди горячо –
ей дружбу навек предложило плечо,
а сила с плечом настоящим
зовутся моментом крутящим.
И это не просто был эксперимент –
он так эффективно,
                           крутящий момент,
решает любые задачи,
быстрее момента удачи.

***

Я знаю, как итог
Характеру вредит,
Когда живётся в долг,
рассрочку и кредит.
А жизнь, увы, одна,
Успеешь – проитожь:
Всё, что дала она –
Всего в один платёж.

ПТАШКА

                                   Поэт не должен говорить на «ты» 
                                   Ни с ласточкой, ни с камнем, ни с судьбою.
                                                                                        Т. Габбе


Дни стали светлей и длиннее,
деревья цветут не спеша.
Вот пташка на ветке,
под нею
сижу я, неслышно дыша.
Расплакалась звонко пичуга,
прощаясь с ушедшей зимой
её приютившего юга,
но время – на север, домой.
И в дивных сиреневых звуках,
в которых и горечь, и боль,
о прошлых потерях-разлуках
грустит бесконечный бемоль.
И каждое треньканье в душу,
как тонкой иглы остриё...
И кто я такой, чтобы слушать
печальные тайны её.

ОСЕННЕЕ

Как-то незаметно станет тяжко.
Вроде изменений зримых нет.
Кажется иной многоэтажка,
Где живу я столько долгих лет.
Ни запала нет в душе, ни пыла
В ожиданье завтрашнего дня.
Это значит, осень наступила,
Наступила
                   прямо на меня...

СЕНТЯБРЬСКОЕ СОЛНЦЕ

Сентябрьское солнце –
                         как мамина ладонь,
И ощущаешь вновь её    
                                    прикосновенье,
Ах, глупенькая птаха
                         на ветке, не долдонь,
Не трогай тишину
                        и этот день осенний.
Я тот же, что и был,            
                     сентиментальней лишь,
Но слышу, как душа 
                              играется годами…
И – мамина ладонь!
                         И я – опять малыш!
Но не прижаться к ней    
                             солёными губами.

ФАНКИ

Она старается быть рядом,
Дворняжка, рыжая лиса.
Желанья понимает взглядом,
И различает голоса.
На недругов бесстрашно лает,
Чтоб обходили вдалеке.
И с укоризной мне прощает
То, что вожу на поводке. 
С ней подружиться может всякий,
Но предал – мира не проси…
И обозвать врага собакой –
Не вздумай, Боже упаси.

ОСЛИК БЕЛЫЙ, ОСЛИК ЧЁРНЫЙ…

Всё приходит с опозданьем,
Всё не вовремя, всё – после,
Словно сундучок с желаньем
Мне везёт неспешно ослик.
Ослик белый,
ослик чёрный,
Будь ты серым или бурым,
Как ни мчишься, но, бесспорно,
Жизнь бежит другим аллюром.
Ослик чёрный,
ослик белый,
Если длинная дорога,
Не спеши, такое дело,
Погоди ещё немного.
Даже можешь утром ранним
По пути с дороги сбиться,
Оттого что тем желаньям
Всё равно уже не сбыться.