Skip navigation.
Home

2016-Нина КОСМАН

               ОЛЕНИЙ ЦИКЛ 

                          1. 

У сломанной вилки коричневых рек 
в покинутой богом вселенной 
дерутся олени не на живот на смех
и нет ничего естественней 
их побед и падений и вновь и встарь
под зимнюю пляску ветров 
ежегодно заводит её в память отцов 
вождь длиннорогих оленей 
опустевшей вселенной царь. 

                          2. 

Олени станут землёй, 
и оленихи – воздухом, 
когда солнце придёт за мной 
в платье из вдохновения, 
с ожерельем из слов 
и рогами мёртвых оленей 
очертит контур орлов: 
живи, мол, свободней, чем птицы, 
ибо землею станешь 
быстрее, чем час бессонницы 
становится сном покойниц. 
Так задумчиво солнце сияло 
над самой моей головой… 
Оленихи воздухом стали, 
и олени – травой. 

                       3. 

Когда олени дерутся за самок, 
оленихи стоят и наблюдают 
в тени деревьев, сливаясь с лесом 
всеми фибрами своей оленьей души, 
но между собой не дерутся, 
так уж издревле заведено у олених, 
ибо по преданию в одной из них солнце 
и луна и звёзды и прочие чудеса, 
потому оленихи за самца не бьются, 
ибо если погибнет та, 
не станет ни звезд, ни неба. 


                       4. ИЗ ОЛЕНЬЕЙ ХАРТИИ 

А когда олениха говорит оленю “я – твоя”, 
это не значит, что всё дозволено 
оленю, которому выпала высокая честь 
услышать от оленихи эти слова. 
Не дозволено, например, бодаться 
с другими оленями (а тем более с ней самой), 
также вожделеть её подруг, 
даже украдкой смотреть в их сторону, 
когда они пощипливают себе травку в тени,           
не дозволено оленьей хартией. 
А когда олениха после долгих поисков 
находит в осенней траве свежий, зеленый лист, 
зариться на него – всё равно, что зариться на чужих олених. 
Сторицей заплатит олень, дерзнувший его отнять. 



   5. ИСТОРИЯ ЛЮБВИ ГЛАВНОГО ОЛЕНЯ
 
Однажды олени с разбойными лицами 
нашли в лесу бледную кобылицу. 
Заблудилась, бедная, отстала от табуна 
и забыла, что она не олениха. 
А главному оленю захотелось жениться 
не на оленихе, а только на той кобылице. 
У него были большие луга и самые вкусные травы; 
он был знахарь и в рогах носил диплом из оленьего колледжа, 
но, что она не олениха, не знал этот самый главный олень. 
И когда он принес ей свежую травку и вкусные листья, 
взглянула она на него своим конским  глазом, 
и оленьей душе стало холодно, 
будто веками  душа его ходила за кобылицей,
и велел он оленям с разбойными лицами 
и художницам-оленихам, подающим надежду в столице, 
сделать для кобылицы картину 
в тыщу раз больше самых больших картин 
в самых известных музеях людского мира. 
И принесли оленихи красивые травы 
и под молчаливые песни оленей 
сложили их в прекрасный узор, 
а люди, копошившиеся в долине, 
соорудили из них курган 
и назвали его своим храмом 
и поклонялись в нём своим мелким богам, 
а когда кобылица проснулась 
и лошадиным глазом осмотрела людей, 
бубнящих молитвы своим мелким богам, 
таким великим молчанием их напоил её взгляд, 
что склонили они пред ней и колена и спины,
а главный олень стоял  в стороне и думал: 
"Люди отобрали её от меня, сделали своей богиней... 
А ведь она олениха, хоть и глаз у неё лошадиный".