Skip navigation.
Home

Виталий АМУРСКИЙ, Франция

Виталий Амурский 

Поэт, эссеист, критик. Профессиональный журналист. Окончил филфак МОПИ, получил диплом DEA в Сорбонне. Родился в 1944 г. в Москве. На Западе с 1972 г. Автор книг: «Памяти Тишинки», 1991; «Запечатленные голоса», 1998; «СловЛарь», 2006; Сборники стихов: «Tempora mea», 2004; «Серебро ночи», 2005; «Трамвай "А"», 2006; «Земными путями», 2010. Публикации в журналах : «Дети Ра», «Звезда», «Крещатик», «Новый журнал» и др. Лауреат премий журналов:«Футурум aрт» ( Москва ) в номинации «Поэзия» за 2005 год, «Литературный европеец» ( Франкфурт-на-Майне ) за 2009 год.

2014-Виталий АМУРСКИЙ



К 70-летию со дня рождения

ГДЕ РУССКИЙ ЯЗЫК ОБМОРОЖЕН…

          ПИОНЕРИЯ

Мое детство – пятидесятые.
Годы серые – не фонтан. 
За спиной далеко висят они,
Как созвездия, что вон там. 

Зажигались зори и гасли,
Пелись песни о целине,
Только вот пионерский галстук
Не повязывали на мне. 

Недостойным его считали меня – 
Был лентяй и наук не грыз,
Но манила меня читальня, 
Книги с милою меткой: Детгиз. 

А дружил я отнюдь не с паиньками,
Но с ребятами – будь здоров!..            
Не эмблемами мы были спаяны – 
Общей улицей и двором.
                                               
Это было в то время казусом – 
Пионерию миновал! 
Нынче прошлое с его хаосом
Разбросала Леты волна.      

Лишь во мне ничего не разбросано,
Хочешь верь, а хочешь не верь – 
Не любил я тогда Морозова. 
Не люблю его и теперь.



     «Солнце мертвых»

                    Крымчанам с красными флагами

Будет пахнуть цветами, медом
И блестеть, как всегда, Сиваш...
Напечатайте «Солнце мертвых»,              
Не скупясь на ее тираж. 

Ностальгирующие по советчине,
От души советую вам
Книгу эту – боль незалеченную,  
Что оставил Шмелев Иван. 

Уничтоженные Бела Куном,
Со страниц воскреснут тела
(Что до бестии белокурой – 
Тут она всё ж поздней была).

А бойцов и коней их гривы,
Крым покинувшие корабли,
Когда кончатся ваши гривны,
Помяните хоть на рубли.  
                                                      
Март-апрель 2014

  
            *   *   *

Опять отравлены временем
Страны моей ум и речь,
С упрямством Анны Карениной
На рельсы спешащей лечь.

Об истинах можно споры
Вести в любых падежах,    
Но поезд истории скорый
Безумием не задержать.

Безумие – знак отчаяния,
Флажок, что тревожно ал...
Ах, грусть, зачем качаешь меня,
Как деревце, у тех шпал!..
                            Март 2014


                *  *  *
    
                                        Р. Р.

Где русский язык обморожен
Казарменным сленгом вояк,    
Я – каждого слова заложник, 
Такая уж доля моя.    

Надеюсь, что выдержит слог мой,
Пусть ноет в нем всё и болит.
В раздумьях бывал я расколот,
Однако душой не двулик.

И слыша вдали свистопляску,
Не ставлю знак равенства меж
Разумною речью славянской  
И речью славянских невежд.

                     Апрель-июнь 2014


                *  *  *

Не только глаголы горючи, 
Мы тоже бываем, хотя
Не так, как они, а навьючив
Тревоги и – в ночь уходя.

За реками и за горами,
От старых друзей далеки,
Порою, как спички, сгораем,
Порой – превратясь в маяки.






Мой Теркин

Век минувший – не минувший. 
С ним, попробуй, разберись:  
То полетом тешит души,     
То, как камень, тянет вниз.

Что там «точно» и «не точно»! –  
Всё ему на свой аршин:      
То печалью сердце точит,   
То весельем тормошит.    

Как военных лет гармошка
Тех, кто в хмурый день озяб,
Обогреть могла немножко,
Если б Теркин в руки взял.

Под Москвой ли, у Смоленска,
После боя, что затих, 
Где еще ни вальсов венских
Ни дунаев голубых.

И пурга ль тогда слепила, 
Реки сковывал ли лед – 
Каждый верил, до Берлина     
Он в конце концов дойдет.

Полосу передовую,           
Танка гусеничный след,
Пусть и смутно, но могу я
Разглядеть сквозь толщу лет.

Той трехрядки переборы  
У солдатского костра,
Скажем, вскоре после боя,
Мог бы, думаю, узнать.

Но, ровесник той победы,
Что – истории урок,
Я в Чечне гармошку эту
Всё ж представить бы не мог. 

И в Крыму сейчас не мог бы.
Впрочем, нет такой нужды,
Ибо там, где совесть смолкла,
Гармонисты не нужны. 

Что до Теркина, добавлю
Про спецназ и про ОМОН – 
Не в атаку – даже в баню
Не пошел бы с ними он. 

Век был символами полон 
Разных горестных годин...
Отчего ж, как в поле голом,
Теркин вспомнился один? 

Не один он был, конечно,
Но такая вот тоска,
Что сейчас во мгле кромешной
Мне других не отыскать.

Ах, зачитанный Твардовский, 
Глав бессмертных череда
О солдате том, что в доску
Свой сегодня, как вчера.

                          Апрель 2014 


АМУРСКИЙ, Виталий, Франция. Поэт, эссеист, профессиональный журналист. Родился в Москве в 1944 году. Во Франции с 1973 года. Автор девяти книг и многочисленных публикаций в журналах, альманахах и сборниках в России и за ее пределами.