Skip navigation.
Home

Леонид Колганов

КОЛГАНОВ, Леонид, Кирьят-Гат. Поэт, прозаик. Родился в 1955 году в Москве. В Израиле с 1992. Член Союза русскоязычных писателей Израиля. Руководитель литературных объединений "Поэтический театр Кирьят-Гата" и "Негев". Стихи публиковались в журналах  и  антологиях:  "Алеф", "22", "Юг", "Галилея", "У", "Роза Ветров" и многих других изданиях.

2011-Колганов, Леонид

          ЛЬДЯНЫЙ СЛЕД

                                           Ладе Пузыревской

От Солима* до Новосибирска,
И – от Иордана до Оби,
Я готов, как волк голодный, рыскать,
Господи, – в охоте пособи!
Дай мне след ее, льдяной и узкий,
Режет он во сне и наяву –
Острие его, с тоской тунгусской,
Словно льдом покрытую Неву, –
К устьям уст я приложу покорно,
Зацелую всласть уступ стопы,
Льдом Невы порежусь приворотно,
Льдом Оби пойду считать столбы –
Льдяные! – Сибирь в свой зрак вбирая,
Сам всадил в себя я след ее,
С нежностью фатальной самурая,
Словно ледяное лезвие! –
Совместив – как смертник – харакири,
С ласкою последнею ее,
Всё свое оставлю в этом мире,
Только след возьму в небытие, –
Падая как метеор тунгусский,
Всажен мне под сердце, как металл,
След ее, мучительный и узкий,
Свет ее – сияющий кристалл!
И душа рыдает вновь по-русски,
И во мне, до крышки гробовой,
След ее – такой хрустально-хрусткий,
Свет ее – единый Свети мой!
И, когда от всех уйду, устало,
Навсегда останется во мне:
След ее, такой родной и талый,
Свет княгини на Печаль-стене!


                  *Солим – древнее название Иерусалима.




        КТО-ТО НОВЫЙ

Жизнь моя, ты – подводная лодка,
Что с рожденья – на горьковском дне,
И как будто паленая водка,
Кровь давно опалившая мне!
Ибо смолоду я – из спаленных,
Чем себя постоянно гублю,
Потому не люблю я холеных,
А потерто-притертых люблю!
Жизнь моя, – ты моя Хиросима,
Что пылает в распадной душе,
Ну, а проще, – бездомная Сима,
Распростертая на этаже! –
Прикорнувшая в спальном районе,
Средь таких же расхристанных душ...
Я – на нервах своих оголенных,
И паленою водкой спаленных,
По ножам от тебя ухожу!..
Ты – годин обгоревшая стая,
В прогоревшей банкрота душе,
Кружит пепел от края до края –
На уже не земном вираже!
Кружит пепел, как демон над адом,
На распутье беспутных светил.
Кто же Симу пометил распадом,
Кто во мне Хиросиму спалил?
Бог иль дьявол, иль меченый атом,
Или случай, слепой и немой?
Я не знаю, но чувствую, рядом –
Кто-то Новый пылит за спиной!




         ЗИМНИЙ ОГОНЬ

Кружит снег, как вдова, завывая,
Над зимою российских равнин,
Рвусь я к ней из горячего края,
Словно огненный ветер-хамсин!

Чтоб она меня вновь охладила,
Или я ее вновь опалил,
И метель нас опять закружила
Средь безвестных ямщицких могил!
Чтоб она, словно с пылу молодка –
Выбегая, – валилась в снега,
И горела в них – яростью плотской,
И пускалась со мною в бега!

Чтоб за нею в снегах, как охвостье,
Я петлял, что в Сибири, лезгин,
Чтоб меня, как заморского гостя,
Сжег огонь ее северных льдин!..

Кружит снег, как вдова, завывая,
Над зимою российских равнин,
И как будто меня отпевает,
Словно вьюга – заблудший хамсин!