Skip navigation.
Home

Берта ФРАШ, Франкфут-на-Майне


Поэт, литературный критик.  Родилась в 1950 г. в Киеве.  Живёт в Германии с 1992 г. Автор книг: «Мои мосты», 2001; «Осенние слова», 2008. Ведёт рубрику «Новые книги» в журнале  «Литературный европеец».

МАША КАЛЕКО



 в переводе БЕРТЫ ФРАШ

                                                 Язык оригинала: немецкий



МАША КАЛЕКО ( 1907 г., Шидлов (Галиция ) – 1975 г., Цюрих).                  В 1933 году  её стихи находились среди книг, сожжённых фашистами.


ОТ ПЕРЕВОДЧИКА: Место рождения – Буковина, еврейское происхождение, и родной язык – немецкий. В 30-е годы Маша Калеко публиковалась в газете «Vossische Zeitung», выступала в Берлине перед восторженной публикой, на её стихи исполнялись песни. В 1938 году бежала от фашистов с мужем, Шемио Винавером, профессиональным  композитором, и маленьким сыном Стивеном в США. В 1962 году супруги репатриировались в Израиль. Но Маша Калеко нигде не чувствовала себя дома. А после внезапной смерти 30-летнего сына, постановщика собственных мюзиклов в Нью-Йорке, и, через 5 лет – мужа, была безутешна. В 1974 г. она получила приглашение переехать в Берлин.  Маша Калеко умерла в одной из больниц Цюриха, не доехав до города своего детства. «Родиной я выбираю любовь» – эту строку часто повторяет наследница её творчества Гизела Цох-Вестфал (Gisela Zoch-Westphal). Случай  – случай? –  свёл этих двух женщин в Цюрихе. Умирая, Маша Калеко завещала новой знакомой вывезти все рукописи, оставшиеся в Иерусалимской квартире. Гизела Цох-Вестфал регулярно переиздаёт её стихи. В предисловиях к разным изданиям она неустанно повторяет об особой трагической участи именно немецких евреев, которые, по её мнению, потеряли больше, чем остальные, – духовную родину. Маша Калеко оставила много совершенно необыкновенных стихов. Юмор, страдание и мужество, обращение к Б-гу, к сыну и мужу, к политикам и обывателям, к жертвам и убийцам – всё, что её волновало, нашло отражение в её поэзии.

РАННИЕ ГОДЫ

Высаженная в барке ночи,
стремилась я и стремилась к берегу.
От дождя я прислонялась к облакам,
От бушующего ветра – к дюнам.
Положиться было не на что.
Только на чудо.
Я питалась зеленеющими фруктами ожидания,
Пила воду, которая вызывает жажду.
Пришелица, немая от неосвоенного пространства,
Замерзала сквозь тёмные годы.
Родиной я избираю любовь.

МОЕМУ РЕБЁНКУ

Тебе – глаза любимого, мой сын
И жгучий чистый жар его души.
Мечтателем ты будь неутомим
И сильным, смелым, чтоб внедрять мечты.


В пути – благославение и счастье,
А напоследок – мудрость, её  свет.
Ошибки совершать и просвещаться –
Другой дороги в этом мире нет.


От всех преград и пропасти сберечь
Я бы хотела – видит только Бог.
Возьми один совет, об этом речь:
Кем ты б ни стал, с душой остаться б смог!


Не забывай о дереве особом,
Которое без корня, но ветвится.
И факелом в мечтах зовёт свобода,
Пока хоть капля масла сохранится!

МОЕМУ АНГЕЛУ

Имени я не знаю. Но ты один
Из Ангелов небесного квартета,
Который, когда я была невинной малышкой,
Нёс каждую ночь вахту у моей постели.


Как бы тебя ни звали – уж много лет
Держишь ты простёртые крылья надо мной.
Ангел-хранитель, ты взял меня под свою защиту,
Проводишь через огонь и воду.


Ты помог нерадивому, когда он слишком поздно
Принялся учить правила жизни.
И моё семя, со страхом посеянное,
Взошло и дало неожиданно урожай.


Уже давно я пред тобой в долгу.
Прости мне ещё одну – последнюю – просьбу:
Распространи твоё небесное терпение
Также на моего ребёнка, и направь его шаги.


Он мой сын. Это значит: он находится в опасности.
Будь днём при нём,  а ночью храни его сон.
И устрой так, чтобы моя любимая чёрная овечка
Время от времени вела себя мудро.


Дай маленькому мечтателю сопровождение.
Помоги ему устоять перед Богом и перед миром.
Если у тебя останется немного свободного времени,
Не пожелаешь ли ты и у меня присмотреть за порядком?



                                  Перевела с немецкого Берта ФРАШ