Skip navigation.
Home

Григорий Фалькович

Григорий ФАЛЬКОВИЧ – украинский поэт и обществен-ный деятель. Родился в 1950 году. Член Украинского комитета международного Пен-клуба, член Национального союза писателей Украины. Лауреат международной премии им. Владимира Винниченко (2003), премии имени Павла Тычины (2004), премии «Планета поэта» имени Леонида Вышеславского (2011), премии имени Шолом-Алейхема (2012), премии имени Леси Украинки в области литературы для детей (2012). Председатель правления Киевского культурно-просветительского общества имени Шолом-Алейхема. Автор книг: «Высокий миг», «Исповедуюсь, всё принимаю на себя», «Путями Библии прошла моя душа», «Скрижали откровения» и многих других. Стихи публиковались на русском, английском языках, на идиш и иврите, в зарубежных антологиях современной поэзии. Живет в Киеве.

2013-Фалькович, Григорий

                         *   *   * 
Колышется ливень – ему рукоплещет река. 
Колышется ветер – его приголубят пустыни. 
Испуганный ангел летит надо мной сквозь века, 
Казнившие нас, но живущие в нас и доныне.
 
Мы шли по земле. Каждый шаг отпечатан, как шрам. 
Горячий Хамсин не затянет отметину эту. 
Мы Богу открылись. Мы Людям построили Храм. 
Раскиданы камни от Храма по целому свету.
 
Огромный мой мир, подари теплоту и приют. 
Погромный мой мир, дай хотя бы дождаться Мессии. 
Из Бабьего Яра куда нас дороги ведут? 
Обратно в Египет? А после – опять до России?
 
Неужто опять мне придется все круги прожить? 
Неужто опять я Завет преступить не посмею, 
Прощая людей, обреченных меня не любить, 
Прощаясь с землей, почему-то опять не моею?
 
Смешалась печаль потемневших славянских озер 
И черные слезы сухих палестинских колодцев. 
Колышется ветер. Он мне с незапамятных пор 
Недолгим страданьем и вечной любовью клянется.





                         *   *   * 
У каждого города – солнце свое и печать. 
У каждой реки — свой особенный почерк и колер. 
Пространство болтливо. Лишь время умеет молчать. 
А наши дороги – прогулки в пространство, не боле.
 
Что помнится слуху? – Звучание слов и слова.
Запомнится коже не только тепло и прохлада…
Кого вспоминая, кружит вдоль забора трава, 
Забор вдоль дороги и эта дорога вдоль сада?
 
Спроси у мгновенья – у века получишь ответ. 
Он будет опять запоздалою правдой отмечен. 
Когда у разлуки печального прошлого нет, 
Оно отзовется печалью при будущей встрече.


              *   *   *
По грани неба и стены
В палату полночь проникает –
Стоит над каждым и вздыхает
Дыханьем ветра и вины.
 
В больничной стынущей тиши
Отлучены мы друг от друга,
И затеняет боль души
Симптом телесного недуга.
 
Зато далекой тайны нет:
Мы видим сквозь ночную пену
В родимых окнах тьму и свет.
И верность вашу и измену.
 
Ах, как отчетливо видна –
В раздумье, у границы века –
Стоит грядущая война
С лицом больного человека.
 


 
                      МИХОЭЛС
 
Безумный старый Лир, зачем тебе рассудок?
Останься под прикрытием щита.
– Я должен разгадать секрет забавных шуток
Моей судьбы и моего шута.
 
Безумный старый Лир, зачем тебе рассудок?
Ты кровь свою и плоть навеки проклял сам.
– Даруя нам детей, господь дает нам ссуду.
Я должен заплатить по векселям.
 
Безумный старый Лир, зачем тебе рассудок,
Когда безумен мир, когда кругом зверье?
– Отравленным питьем наполнена посуда,
Людей предупредить – призвание мое.
 
Безумный старый Лир, зачем тебе рассудок?
Слепому безопасней жить во тьме.
Зачем ты хочешь знать, какое время суток?
– Затем, чтоб умереть в своем уме.
 
Бредет и бредит, бредит и бредет. 
Неистовая ночь. 
И век неистов. 
То вьюга вьюгу окликает свистом, 

То грому гром сигналы подает. 
А он, глаза незрячие открывший – 
Уже не сосчитать, который год –
Всё переживший, всё похоронивший, 
Бредет и бредит, бредит и бредет, 
И вечный шут вослед ему поет:

Пустите счастье в сети, 
Чтоб захлебнулись дни. 
Когда хворают дети –
Родителя вини.
Листва не помнит корня. 
Сходите за пилой. 
Когда грызется дворня –
Хозяин в том виной.
В рассвете нет резона. 
Старейте наугад. 
Когда в крови корона –
Владыка виноват.
Печаль, как пену, сдуем. 
Надежней с каждым днем 
Быть королевским дурнем, 
Чем нашим королем. 


                   ЭККЛЕЗИАСТ
                                                                 К.Б.
Пришло искушенье глотком недоступной воды. 
Желанья греховны. Желание смерти – тем паче. 
По следу улитки, по влаге мокрот и слюды –
Чернобыльский ветер и дикие свадьбы собачьи.

Еще в соловьях не закончился прежний завод, 
Но падает сердце – внезапно, как детское тело. 
Далекий ребенок опять мою душу зовет, 
И плачет, и ждет, чтоб скорей долетела.
 
По следу улитки спешит мировая война. 
На слово неправды озонный проем отзовется. 
Душа моя жажды, душа моя скверны полна –
С ведерком бездонным стоит у колодца.
 
Что помыслы наши? Не промысел Божий, увы. 
Зачем так бездонно и гулко мое каждодневье? 
Хотел я пройти по траве, не калеча травы. 
Хочу я хоть слово сказать не во гневе.
 
И всё-таки, жизнь потакает беспечной любви –
В снегах ли она, иль опять в соловьином раскате. 
Несчастный ребенок, зови мою душу, зови. 
А вы, соловьи, не пускайте ее, не пускайте...


Григорий ФАЛЬКОВИЧ – украинский поэт и обществен-ный деятель. Родился в 1950 году. Член Украинского комитета международного Пен-клуба, член Национального союза писателей Украины. Лауреат международной премии им. Владимира Винниченко (2003), премии имени Павла Тычины (2004), премии «Планета поэта» имени Леонида Вышеславского (2011), премии имени Шолом-Алейхема (2012), премии имени Леси Украинки в области литературы для детей (2012). Председатель правления Киевского культурно-просветительского общества имени Шолом-Алейхема. Автор книг: «Высокий миг», «Исповедуюсь, всё принимаю на себя», «Путями Библии прошла моя душа», «Скрижали откровения» и многих других. Стихи публиковались на русском, английском языках, на идиш и иврите, в зарубежных антологиях современной поэзии. Живет в Киеве.