Skip navigation.
Home

Рудольф Фурман

ФУРМАН, Рудольф, Нью-Йорк. Поэт. В США – с 1998 года. С 2006 года – редактор-дизайнер «Нового Журнала». Автор пяти книг стихов: «Времена жизни или древо души» (1994), «Парижские мотивы» (1997), «Два знака жизни» (2000), «И этот век не мой» (2004) и книги лирики «Человек дождя» (2008). Публикации в литературном ежегоднике «Побережье», альманахе «Встречи» и журнале «Гостиная» (Филадельфия), в журналах «Новый Журнал», «Слово\Word», «Время и место» (Нью-Йорк), «Мосты» и «Литературный европеец» (Франкфурт-на-Майне), «Нева» (Петербург), и во многих других литературных изданиях.

2013-Фурман, Рудольф

               ПОКАЯНИЕ


Жизнь прошла отнюдь не идеально:
здесь ошибся, там и тут грехи.
Написать бы мне исповедальные,
чистые и честные стихи.

Или, чтоб до дна очистить совесть,
душу от грехов освободить,
лучше подошла б, пожалуй, повесть, –
смог в нее бы больше их вместить.

Напишу о всем, что в ней скопилось, 
не щадя бумагу и себя, 
без надежды на прощенье, милость,
душу то спасая, то губя.

Может, как младенец из купели,
стану чист, грехов отбросив груз,
может, наконец, на самом деле
я с душой упрочу свой союз.





      ИСПОВЕДЬ

Не отрастил я крылья,
и поделом.
Не должен летать
боящийся высоты.
Времени мало. 
Скоро на слом.
Не до крыльев.
Прости.

Только душа моя
ни при чем – 
ей летать еще предстоит.
Она не материя – 
не горит огнем,
а наступит срок, –
полетит.

Невесомой
неведан страх –
нету тела –
и нету пут.
Ей летать еще 
в небесах.
Сколько там, 
на небе, живут?





       ДОЖДИ

        
      И ю л ь с к и й 

Проснусь, глаза протру,
услышу бормотанье
дождя, что поутру
идет без назиданья.

Он легок, чист и свеж,
и резв он, как косуля,
не рушащий надежд,
желанный гость июля.

И влага, и тепло
его для созиданья...
Пора вставать. Светло.
И в мир, без опозданья.


       А в г у с т о в с к и й 

Тяжелый дождь свободно, без надрыва,
неудержимый небом, лил и лил
всю ночь и день, не зная перерыва,
но ведая и зная, что творил.

Он был красив... Всей падающей мощью
на летний дом обрушил он потоп,
и окна отвечали ему дрожью,
и крыша подставляла ему лоб.

Он был при том по-августовски теплым,
он от июльской отмывал жары
весь этот мир и не считал зазорным
быть щедрым на небесные дары.




             *   *   *
Я мудрость впитывал из книг,
а жизнь ее опровергала,
как ересь... Улицы язык
грубей, богаче изначала
звучаньем самых разных нот, 
оттенком самых разных красок
И всё ж писательский народ
милей мне сочиненьем сказок,
стихов и прозы... А без книг, 
мир, как священник – без вериг,
и не представить на мгновенье,
что вымрет слово книгочей,
что можно было б жить без чтенья,
что равносильно – без друзей.


            *   *   *
Я смотрю туда, за облака,
там, за ними, пустота и холод, 
океан бездонный и века 
времени ушедшего... Есть повод
ощутить песчинкою себя
в этом громадье необозримом,
ближе – голубым  и выше – синим, – 
и понять, что я – его частица,
без которой, хоть и на микрон,
(если б мне не повезло родиться),
всё-таки ущербным был бы он.


                 *   *   *
Я знаю точно, что прожил бы зря,
когда б меня забыли вдруг друзья, 
я б жить не смог без их святого братства,
без их тепла, душевного родства 
я проклял бы и время, и пространство,
в которых жил, и с ними и себя,
и проклятою стала бы судьба,
и не было бы в этом святотатства.


ФУРМАН, Рудольф, Нью-Йорк. Поэт. В США с 1998 года. С 2006 года редактор-дизайнер «Нового журнала». Автор шести книг стихов: «Времена жизни или древо души», 1994; «Парижские мотивы», 1997; «Два знака жизни», 2000; «И этот век не мой», 2004; «Человек дождя», 2008; «После перевала», 2013. Публикации в альманахе «Встречи», в журналах «Новый Журнал», «Слово\Word», (Нью-Йорк), «Мосты» и «Литературный европеец» (Франкфурт-на-Майне), «Нева» (Петербург), и мн. др.