Skip navigation.
Home

2015-Борис Юдин

                         О любви

Надо бы о любви, только память моя дыровата.
Посмотрю фотографии, вечер январский найду.
Город был угловат, он и снег разложил комковато,
И машины визжали, катаясь по свежему льду.

Был тогда снегопад или не был – уже я не помню.
Был морозец, хрустя, жестяная висела луна,
И дышала  теплом вековая неприбранность  комнат,
Силуэты рисуя в пастельном квадрате окна.

И сидели друзья, и гитарное меццо-сопрано
Обещало любовь без конца  и томленье дорог.
И стонали от страсти  страницы чужого романа,
И Амур верещал, как щенок, прочитав эпилог.

Почему одиноко и  хочется сесть и заплакать?
Ускользнула любовь, словно вор, без следов и улик,
Чтобы плюнуть с балкона  в сугробную нежную мякоть
И вернуться домой, и забыться в объятиях книг.

          Ну, что мы о войне?

Ну, что мы о войне да о войне?
Ребенку сладко теребить болячку?
Война  надежно спрятана  во мне:
Так прячет пьяница свою заначку.

Ну, что мы о войне? Она ушла,
Сгорела облаками на закате.
Отплакала над речкою ветла,
И вдовы улыбнулись на плакате.

И все-таки, как много лет назад,
Парад планет, июньский  звездопад.
И сердце задыхается от боли.
Атака, и  висит ядреный мат
Над искалеченным бомбежкой полем.


   Пейзаж от Борисова - Мусатова

Два аиста на луговине,
Старинный дом, заросший сад,
И дама в белом кринолине,
И небосвод  голубоват.

Она, подол приподнимая,
Тропинкой глинистой идет.
Россия. Середина мая,
Неведомо, который год.

Пьянит безумие сирени,
В бутонах – роскошь белых роз.
Лень и предчувствие мигрени,
И робкий рокот дальних гроз.

Сад ждет любви. Земля прогрета,
И поступь женская легка.
Ажур беседки, томик Фета
И легкий след от башмачка.

У леса дремлет церковушка,
Свежо дыхание пруда.
И похваляется кукушка,
Что может досчитать до ста.

         Озерное утро

Седеет ночь, костер давно потух.
За озером край леса багрянится..
Не спится. Пахнет дымом и грибницей,
И где-то надрывается петух.

У берега – лозовые кусты,
Осока и росиста, и щетинна.
И осторожно местная Ундина
Выходит обнаженной из воды.



            Ночь на Лиго

Лиго – латышский национальный праздник,
аналог Иванова дня.

Огонь, вода, и папоротник,  и
Уж, царь озер , найти невесту хочет.
И звезды из серебряной фольги
Летят к земле и прячутся меж кочек.

Костры, вода и девичьи венки,
И хлеб, и сыр, и пенистое пиво.
И  песни незатейливо легки,
И, как вода реки, несуетливы.

Качается  бессонный материк.
Тела желанны и уста дурманны.
И хороводы русокосых Лиг
Плывут венком в озерные туманы.

Цветок любви колеблется вдали,
В лесных  объятиях тепло и сыро.
И солнце катится вокруг земли,
Как ароматная головка  сыра.


        
        Осенний  хутор
Не спится  лунными ночами.
Выходишь на крыльцо босой –
Налито озерцо  дождями,
Как девичьи глаза слезой.

С утра росисто и туманно,
Грибами пахнет в сосняках,
Гусиное меццо-сопрано
Плутает в плотных  облаках.

Недвижима  стрела костела,
Черна стоялая вода.
Разбитый глинистый  проселок
Лежит дорогой  в никуда.  


              Сентябрьское

Царит на грядках  запах сельдерея,
Пронзительней сорочий говорок,
Опушки замирают, бронзовея,
Листвою  украшают грязь дорог.

На тропке  у ручья лежат нелепо
Печати лап, копыт и каблуков.
И птицы крыльями щекочут небо,
Чтоб вспениться туманом облаков.

Пронзительней синичье пиццикато,
Уже острей хандрится ввечеру.
И жизнь неспешно катится к закату,
Как перекати-поле на ветру.


ЮДИН, Борис, Черри-Хилл (Cherry Hill), Нью-Джерси.
 Прозаик и поэт. Род. В 1949 г. в Даугавпилсе, Латвия
. В 1995 году эмигрировал из Латвии в США.
 Публикации в журналах и альманахах: "Крещатик", "Зарубежные записки", 
"Встречи", "Побережье", "Дети Ра" и др.  Автор четырех книг. 
 Участник нескольких поэтических антологий.