Skip navigation.
Home

Павел Крючков

Павел Михайлович КРЮЧКОВ родился в 1966 году в Москве. Литературный критик, редактор отдела поэзии журнала "Новый мир". Научный сотрудник мемориального Дома-музея Корнея Чуковского в Переделкине. 

2011-Крючков, Павел

                          ТО, ЧТО ХРАНИТСЯ В ПАМЯТИ


                                     


Валентина Синкевич. Мои встречи: русская литература Америки. – Владивосток: «Рубеж», 2010. – 384 с.


    Книга замечательна, помимо прочего, тем, что она – уникальное свидетельство. Успевшее, уцелевшее. В ее названии ненавязчиво и естественно прячется дело, которому Валентина Синкевич, живущая в Филадельфии, отдала десятки лет жизни, – альманах русской поэзии «Встречи». К сегодняшнему дню издание выходить перестало: кончились средства, исчерпаны силы. Кстати, дальневосточный критик Александр Лобычев точно и объективно писал, что с течением лет альманах «приобрел форму своего рода виртуального салона или клуба», с его уникальной внеиерархичностью, с органичными завсегдатаями и неожиданными гостями («Рубеж», 2004, № 5, стр. 382 –383).  Но свою культурную миссию Валентина Алексеевна выполнила на все сто. Она предчувствовала своеобразную границу, за которой ее детище превратится в памятник литературы, станет достоянием библиотечного фонда, трезво и печально писала об этом своим корреспондентам  (я бережно храню ее письма тех времен, когда «Встречи» еще фигурировали в обзорах новомирской  «Периодики»). А в последние годы, когда тихоокеанский альманах «Рубеж» возродился усилиями А. Колесова в новом качестве, Синкевич начала публиковать там – и в других изданиях – документальные новеллы о литераторах, с которыми ее сводила судьба, – от Ивана Елагина, Ольги Анстей и Валерия Перелешина до Николая Моршена, Игоря Чиннова и Олега Ильинского. И еще Бродский,  Лосев, Коржавин и другие. 

    Сегодня почти никого из первой и второй волн эмиграции не осталось. Она всех их проводила, всем послужила своим редакторским чутьем и расположенностью и каждому поклонилась в своих очерках – за талант, за слово, за то что – были. Трогательно написала во введении, что лично не знала лишь троих – Ивана Савина, Владимира Набокова и Нину Берберову. Восемь лет назад, в Москве, уже выходила книга «…с благодарностию: были» – для настоящего издания Валентина Алексеевна часть статей отредактировала заново и добавила немало новых. Разделив свой труд на части – соответственно трем «волнам» эмиграции, Синкевич ввела и специальный раздел «На земле американских поэтов и прозаиков», где рассказала о своих всемирно известных соседях по обретенной земле проживания. «А первый национальный поэт Америки Уолт Уитмен был бы моим соседом, живи я здесь в XIX веке. В последние годы жизни Уитмен поселился в соседнем с Пенсильванией штате Нью-Джерси, в небольшом городке Кэмден, который расположен на берегу реки Делавер, напротив Филадельфии, где я живу вот уже скоро 60 лет. Его дом-музей довольно часто посещают русские туристы. Для меня все эти авторы как бы ожили. Здесь они писали, и здесь был их родной дом, который я могла посетить. А дом, как известно, почти всегда отражает дух его обитателей, даже если они уже давно переселились в мир иной». Даже и в этих, как она их назвала, «субъективных очерках» о литераторах, которых она никак не могла знать, Валентина Алексеевна держится того же забытого, так «нехватаемого» нашей словесности тона целомудрия, музейной деликатности и непосредственности. Рассказывая о своих героях, она сообщает сведения, изрядная часть которых встречалась и еще встретится знатокам и любопытствующим, – в специальной литературе: в энциклопедиях, словарях, биографических и прочих трудах. Но ведь свидетельство любви, сочувствие к живой и ранимой душе собрата, водящего пером по бумаге, помноженное на личное впечатление, дает особый эффект. Да и много ли мы знаем о Борисе Филиппове, Владимире Шаталове или Леониде Ржевском? Нет, не зря, вспоминая очеркиста, издателя и коллекционера Эммануила (Эдуарда) Штейна, Синкевич приводит слова Адамовича, сказанные о другом человеке, что наша жизнь была бы куда беднее без этого конкретного человека, изданного Господом Богом в единственном экземпляре. И могла бы добавить от себя: надо успеть поблагодарить его за то, что был, и вспомнить то, что хранится о нем в собственной памяти.


                            Павел КРЮЧКОВ, Москва. "Новый Мир", №3 за 2011г.