Skip navigation.
Home

2015-Ина БЛИЗНЕЦОВА

       СТАНСЫ ОСЕНИ

Есть в осени первоначальной 
короткая, но дивная пора…
                              Ф. Тютчев


I
Эти недолгие дни беззащитней других любя, 
что о них скажешь? Разве совсем немного: 
вёсны слушают жизнь, и лето – только себя.
Осень слушает Бога.
Хрупки? – о, да! Но под чьею рукой? И жалость – 
не то, что они, не то, чего я хочу. 
Зима успокоит всех, кому оказалась 
работа не по плечу.

II
Кто этим краскам так попустил расцвесть, 
будто сложилось в одну небрежную фразу 
всё, что есть на земле. И всё, что есть –
здесь, и сейчас, и сразу. 
В ошеломлённой моей голове плывёт 
и отдаётся в синем пространстве звонком 
Моцарт. И мягкость отдельных нот – 
как разговор с ребёнком.

III
В воздухе воск оплывает, тает. 
Нет, тут ошибки нет: 
листья – кто с веток, а кто слетая –
растворяются в свет. 
Пламя, пчелиная жизнь вторая!
Неба крыло и край!
Они горят и видят, сгорая, 
всем обещанный рай.


IV
А нас сжигает разве не память, 
в которой мы все сгорим? 
Но эти – они не питают пламя, 
они становятся им. 
И свет сентября, а не жар июля, 
струится, покой храня 
ульев. И засыпают в ульях 
золотые пчёлы огня.

V
Ни радости ярче, ни боли острее, 
короче – не знает мир. 
Любви позволено быть щедрее 
с деревьями и людьми. 
И если уроки не удались ей –
прийти на другую стать. 
Но только раз – на памяти листьев, 
перед тем, как той перестать.

VI
Плечи, созданные нарочно 
для крыльев – только надеть. 
И подражание невозможно, 
будем просто глядеть, 
как им даётся полёт – мгновенно! 
Та, кого нет родней, 
душа уходит. Благословенны 
уходящие с ней.
VII
Смех ли болит, или боль смеётся –
неважно, закрылась дверь, 
мир узнаваем. И что остаётся 
теперь? Ну, что же теперь... 
Краса пошла полыхать кострами, 
чтобы забыть быльё: 
была свеча и прозрачное пламя. 
Свеча и свет от неё.