Skip navigation.
Home

Евгений МИНИН, Иерусалим.

Евгений Минин

Поэт, пародист, издатель. Родился в г. Невель Псковской области. Окончил политехнический институт в Ленинграде. Автор пяти сборников стихов. Член СП Израиля, член СП Москвы. Издатель альманаха «Иерусалимские голоса» и юмористического приложения «Литературный Иерусалим улыбается».

2012-Минин, Евгений

ИЗРАИЛЬСКИЙ ДОЖДИК

Израильский дождик – небесная манна,
Прохладно ночами, а утром туманно,
И свежая лужа лежит, лужебока,
И думает, что она – зеркальце Бога.
Так просто воде стать водою святою.
Когда она в каждом селенье желанна,
И кажется прочее всё – суетою…
Израильский дождик – небесная манна.

   *   *   *
Не объясняй мне ничего,
И не зови на помощь случай…
Так для любви, возможно, лучше,
Когда уходит волшебство.
И пусть своими именами
Всё называется тогда,
И распахнется между нами
Незримой трещины беда.


    ТУРИСТСКАЯ ПЕСЕНКА

Белый пар парит над водой.
Остывает уже земля.
Я возьму печальное «до».
Ты возьмешь себе нежное «ля»,
Угольки умирают в костре,
Затихает в песне строфа.
Он возьмет хрипящее «ре»,
А она – лукавое «фа».
Мы умоем ноги росой,
И вернемся домой к восьми.
Кто-то спрячет в ладони «соль»,
Кто-то в сердце  укроет «ми».
А последней уйдет любовь, 
Ноту «си» с собой прихватив. 
Сложим ноты когда-нибудь вновь –
Только выйдет иной мотив.
                                                                                  
 ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ

Параллельные миры – это жизнь по жеребьевке,
Но возможно совпаденье по какой-нибудь оси.
И когда в ненастный полдень будешь ждать на остановке,
Я промчусь по лужам мимо на летящем в даль такси.
От печали ты заплачешь – в этой жизни столько прозы,
Но всегда ты будешь юной, а я стану стар и сед.
Если в миг пересеченья подойду и вытру слезы,
Не спохватишься: «Кто это?» 
И не глянешь даже вслед.

   СИЗИФ

Сиди, Сизиф, сиди, пока поет Орфей
об умершей любви. 
У вас обоих кара,
но знай, эолов сын, что смерть тебе не пара,
и тяжкий камень твой – не кара, а трофей.
Перехитривший смерть, причем – не раз, а дважды,
века переживешь и будешь жив, 
пока
листает книгу мифов читателя рука.
Ты не умрешь, Сизиф от голода и жажды,
катая камень вверх проклятою тропой,
под ненависть богов, их яростные крики…
Да не спеши, Орфей, подольше песни пой,
ты всё равно назад придешь без Эвридики.


*   *   *
Не для того пишу, чтоб свыше выпросить льготу.
Больше чем есть – не надо, скажем, для космополита.
Но люблю, когда пятница перетекает в субботу,
и навстречу первой звезде в небо взлетает молитва.
Произнеся: спасибо, не надо просить о многом –
просто веди беседу, не прибегая к тирадам.
Я говорю с неизвестно где обитающим Богом,
это проще, чем говорить с теми, кто вечно рядом.


*   *   *
Хочешь обмануть судьбу?
Смени имя.
Сожги паспорт.
Сделай тату.
Прикинься Мессией в Иерусалиме.
Прыгни в бездну, крича на лету.
Ляг на гвозди, выучив йогу…
А вообще – это всё анекдот:
смерть всегда находит дорогу, 
к тем, кто ее в это время не ждет.                                       

ПОЭТУ

Поэт упорно музу ждет,
себя лишая сна,
всегда надеясь, что вот-вот 
в дверь постучит она! 
И он не знает в час ночной,
строкой исчеркав лист,
то, что у музы за спиной 
таится пародист…

*   *   *
Я убедился в этом сам –
забвенье водим за собою, 
и обращаюсь к небесам
всего с единственной мольбою.
И, невзирая на грехи,
я, не  надеясь на щедроты,
прошу – не оставляй стихи –
они почти всегда сироты…

*   *   *
Это надо привыкнуть, чтоб
отогнав рукой суету
не спешить, не впадать в озноб, 
даже если невмоготу.
А когда сложит крылья Пегас,
время слепит из строчек том... 
Есть поэзия на сейчас,
есть поэзия на потом.